Кицуне-тян
Творец, как самый большой в мире начальник, тоже любит идиотов! (Фирсанова)
Название: Stoked
Автор: Pirat J
Бета&Гамма: [J]Umimaru[/J]
Пейринг: Наруто/Саске, Саске/Наруто, дальше посмотрим.
Рейтинг: наверное R
Жанр: повседневность, романтика, немного юмора
Размер: как минимум миди
Состояние: пишется...
Дискламер: Кишимото
Предупреждение: слеш(яой), ООС, нецензурная лексика, дальше посмотрим.
Размещение: с шапкой и ссылкой.
От автора: "Stoked", в переводе с серфового сленга обозначает "обалдевший". В позитивном смысле. Одно из самых часто употребляемых слов в серферском лексиконе.

1, 2, 3, 4, 5

После тренировки Лис повел его в бар. Акаши уже успел привыкнуть к тому, что большинство построек на берегу представляют собой самодельные хижины, так что неустойчивость сооружения его совсем не удивила.
- Это тут Дейдара работает?
- Тут. Но не сегодня. Сегодня у него дела, взял отгул и смылся куда-то.
- Ясно.
Они заказали по коктейлю и уселись за дальний столик. Сидели молча, потягивая напиток из трубочек. И уже собирались уходить, когда чья-то рука легла Узумаки на затылок, а пьяный голос пропел:
- На-аруто, мальчик мой, какими судьбами?


Наруто резко обернулся, чтобы столкнуться лицом к лицу с Какаши. На раскрасневшейся физиономии друга не было ровным счетом никаких эмоций, он слегка пошатывался и, чтобы не упасть окончательно, вцепился негнущимися пальцами Наруто в волосы. Все признаки опьянения налицо.
- Какаши?!
Боковым зрением Узумкаки заметил, что Сай встрепенулся, и даже, кажется, заинтересовался.
Какого черта! Убежденный трезвенник, Хатаке сейчас стоял почти вплотную к нему и распространял вокруг алкогольные пары. Какаши напивался только на... Черт, неужели сегодня?.. Так и есть, 16 июня. Ровно четыре года назад Обито, лучшего друга Какаши, забрали волны. И в этом мужчина винил одного себя.

Тем временем, Хатаке уже успел плюхнуться на стул и во все глаза вылупиться на Сая.
- Ты похож. Похож на него.
- Это на кого же? - Сай премило вскинул брови. Но Какаши, кажется, не слышал вопроса.
- Наруто похож на него по характеру, а ты - внешне. Волосы черные, глаза черные... Кто это? - Какаши повернулся к Наруто.
- Сай. Мой ученик, - Узумаки послал Акаши извиняющийся взгляд. Ситуация его немного напрягала: с одной стороны, он не мог оставить Какаши одного, а с другой - ему не хотелось впутывать во все это Сая, - кстати, ему уже пора. Дойдешь сам?
Парень было кивнул, но что-то во взгляде нового знакомого его остановило.
- Нет, пусть он задержится. Я... хочу с ним поговорить.
Сай вмиг посерьезнел, и снова кивнул.
- Парень, - Хатаке приблизил свое лицо к лицу брюнета, - бросай это дело. Не надо тебе быть серфером.
- Это почему же? Мне понравилось кататься на доске, - с вызовом сказал Акаши.
- В том-то и дело. Бросай, пока не поздно. Серфинг... Сай, серфинг - как наркотик, - Какаши грустно засмеялся.
Мужчина притих. Чтобы скрасить неловкое молчание, Наруто вызвался сбегать за новой порцией коктейлей. Конечно, ему было неудобно за Хатаке, в таком состоянии он мог натворить всяких глупостей и испортить Саю впечатление об отдыхе, но... Наруто не мог бросить старого друга в беде. Какаши... Сегодня был его день.
Как только Наруто вернулся, Какаши отпил немного коктейля и вновь открыл рот:
- Он, - мужчина ткнул пальцем Лису в грудь, - тебе небось всю дорогу рассказывал, что серфинг - это спорт, и заниматься им - полезно для здоровья... Не верь, парень! Так говорят или производители серф оборудования, или вот такие, - он снова ткнул Наруто, - молодые-зеленые. И главный аргумент их: "Серфинг - это круто!" Не верь. Синяки, ушибы, растяжения, рваные раны, - он сделал еще один глоток, - пробитые барабанные перепонки, переломы, сотрясение мозга... Я уж не говорю о том, что сезон начинается еще среди плавающих льдин, а кончается, когда все нормальные люди в пуховиках ходят. В итоге - ревматизм, остеохондроз, простатит, инсульт. Понял? Но это еще не все. Серфинг, парень, это тяжелая форма наркомании. Со всеми последствиями.
- Какаши... - Наруто предостерегающе положил руку на плечо друга. Он знал эту историю. Знал чуть ли не наизусть. Каждый год 16 июня Хатаке приходил сюда и пытался отвадить от доски какого-нибудь молодого серфера. Ведь с Наруто это не работало - слишком твердая у парня была уверенность в том, что без доски он не проживет и дня.
- Подсадил я уже одного на это дело, а теперь... - Какаши уставился на содержимое стакана, собираясь с мыслями, - предложил я ему однажды на доске постоять. Знаешь, такая столообразная штука с тряпичным парусом, ха-ха. На слабо, мол, устоит - не устоит. А на берегу все радуются, смеются, как он уморительно падает, какие позы принимает. И я тоже смеялся, дурак. Хотя не понаслышке знал, что Обито не до смеха там...
Какаши снова умолк, словно вспоминая что-то. Взгляд его изменился - стал более осмысленным. Когда он продолжил говорить, голос его был низким, глухим.
- Помню, как вечером он, обессиленный, весь в ссадинах, с ряской в ушах, свалился спать прямо в одежде. Что самое интересное, наутро он мне рассказывал, что ему снились волны. С улыбкой рассказывал... Все. Вот тогда он и стал серфером. Он совершил главную ошибку в своей жизни.
Заметив вопросительный взгляд Сая, он пояснил:
- Я-то родился на берегу, у меня не было выбора. У Наруто тоже выбора не было... А у тебя есть, парень. Беги отсюда, беги и не оборачивайся!..
Мужчина немного смутился, поняв, что накричал на Сая, и пробормотал что-то типа "Простите", прежде чем снова окунуться в рассказ.
- В общем, отныне, по выходным, вместо того, чтобы пылесосить ковры и мирно спать, накрывшись газетой "Футбол-хоккей" у телевизора, или, в конце концов, бегать трусцой по загаженному собаками парку, Обито искал способ опять оказаться на этой чертовой доске. Время от времени желание сбывалось, и он, с бордом под мышкой, павлином расхаживал по пляжу, свысока смотря на "обычных" и "непросвященных". Не знал он еще, куда заведет его шаткая дощечка. А я, дурак, не открыл ему вовремя глаза.
Некоторое время Какаши смотрел в одну точку, словно вспоминал что-то, погружался в прошлое. На какую-то долю секунды его губы тронула улыбка.
- Помню, как он по-щенячьи радовался ветру - когда доска вдруг сменяла норов, вылезала из воды и резала волны, шипя. Все вокруг поменялось, события ускорились. Тогда ему уже казалось, что послушная доска стала норовистой, как племенной жеребец... Думал, что он уже что-то понял, чему-то научился... Глупец! На самом деле он попал в страшную зависимость - он стал нуждаться в ветре. Парк, ковры, телевизор - всё это забыто. По выходным я все чаще заставал его на берегу - он сидел там и ждал ветра, даже когда его и в помине не было. Иногда желание исполнялось, но утолить жажду ветра было нельзя. Тогда же я предложил ему попробовать доску без паруса, будто предложил перейти на героин кокаинщику. И болезнь прогрессирует. Помню его взволнованное, раздосадованное лицо, когда дуло, а возможности оказаться на берегу не было, - Какаши состроил обиженную физиономию, подражая Обито. - Как-то в командировке он впал в глубокую депрессию и купил билет обратно, пропустив конференцию. С этого все началось. Потом были уходы с работы в ветреные дни под всякими предлогами. Потом совсем без объяснений. Потом - просто прогулы.
Он замолчал и уставился на Сая, словно впервые его видел. Затем будто вспомнил что-то и добавил:
- Чем больше ты катаешься, парень, тем сильнее жажда. Теперь Обито уже не устраивал ветер, ему нужен был Ветер! Его родное болото теперь казалось ему лужей. Легкий бриз, казавшийся раньше ураганом, оставался без внимания. И взор его устремился сюда, на Вануату. Он все чаще стал ко мне приезжать, якобы просто повидаться... Но я-то знал - ему была нужна волна, нужна, как новая доза наркоты. Знал. И не остановил. Ведь сам сидел на серфинге, думал - это круто. А тут оказалось, что вода не такая уж и гладкая, что она может быть и экспрессивной, и мощной. Помню, он сказал тогда, что раньше будто занимался любовью с трупом, а теперь обрел живого партнера. Отныне ему нужна была упругая, движущаяся плоть моря, чтобы прыгать, скользить испытывать оргазм. А поскольку у него на болоте настоящая волна появлялась редко, то чувство неудовлетворенности стало почти хроническим. Работа стала обузой, но бросить ее он не мог - серфинг, поездки... Все это требует денег, немалых денег. Помню его истерики по телефону по поводу невозможности приехать прямо сейчас и надолго. Подумай, парень, если слово "серфинг" заменить на "героин", то симптомы будут те же. К этому времени его уже бросила жена. Рин, скромная и симпатичная девушка, умная, воспитанная. И все у них так складно получалось... Пока я на доску его не поставил. И права была Рин, права! Какая нормальная жена будет терпеть, когда покупка гидрокостюма - плановая трата, а квартплата - непредвиденные расходы? Работа резко пошла на дно. Однажды, во время совещания он резко замолк, увидев газеты, летящие по улице и, покинув конференцзал, стремглав побежал на берег.
У мужчины пересохло горло и он отпил еще немного коктейля.
- Вот тогда-то он и понял, что он - серфер, и поделать с этим ничего не может. И осознал он это последним из всех окружающих. Сначала я понял, но промолчал. Потом жена его, но она того авторитета не имела, чтоб отговаривать. Дальше - коллеги. Но к тому моменту он уже был невменяемым. Уже был... Но вместо того, чтобы лечиться, он продал квартиру и махнул сюда, на Вануату. Заявился ко мне среди ночи, с чемоданами, и говорит, мол, не могу без моря. Так и сказал: "Без волн, ветра... Не могу!"
А тут все мы - наркоманы. Обгоревший на солнце и просоленный океаном, он жил только на воде. Но деньги очень быстро закончились и он, будучи слишком гордым, чтоб одолжить у меня, добывал пару-другую баксов проституцией. Я не сразу это узнал. Видел, что что-то странное с ним делается, уходит в ночь, возвращается уставший до чертиков, хромает потом полдня... А узнал только через пару месяцев, когда лично его на панели встретил. Ну я, конечно, прекратил это дело и пристроил его уборщиком в отель. Тот самый, где Наруто сейчас работает... А потом...
Мужчина отвернулся, делая вид, что рассматривает многоэтажное здание отеля. А может, и вправду рассматривал... Но когда свет фар проезжавшего мотоцикла полоснул по его лицу, Сай мог поклясться, что видел в его глазах слезы.
- А потом он сломал шею на очередном форвард лупе*. И эти свиньи, товарищи его, матерясь, что труп ломает волну, вытащили его на берег. Приехали врачи, констатировали смерть. Кто-то хотел стащить его борд, но я не позволил, в морду дал этой сволочи. А через полчаса все было как раньше. "Друзья" его продолжали кататься и кайфовать, как будто и не было никакого Обито. Как будто его и не было вовсе, не было! Не было! - Какаши стукнул кулаком по столу, от чего тот опасно зашатался.
- Простите. В общем, страшно было мне тогда. Ты думаешь, я сгущаю краски? Думаешь, ты-то точно в любой момент соскочишь, продашь доску и будешь спать у телевизора с тазиком поп-корна в руках? Нет, парень. Либо нормальная жизнь, либо серфинг. Выбирай.
- Я не подсяду.
- Ммм?
- Я не подсяду, у меня вырезаны надпочечники. Они отвечают за выработку адреналина.
Довольно улыбнувшись, когда него уставились две пары глаз, Сай промолвил:
- Шучу, - и попытался встать из-за стола, однако потерпел поражение. Ноги отказались его держать, и парень вновь свалился в плетеное кресло.

***
Акаши хоть и выглядел трезвым, но ноги передвигал с трудом, то и дело спотыкаясь и хватаясь за Наруто, ища поддержки. Так что Узумаки пришлось проводить его до самого номера в отеле. Когда Наруто постучался, из-за двери донеслось крайне недовольное:
- А своими ключами не открыть?
Про себя выругавшись, Наруто ответил в тон Саске:
- Ты хоть когда-нибудь бываешь дружелюбным?!
Последовало недолгое молчание. Видимо, Учиха по ту сторону баррикад обдумывал, как ему лучше поступить. Затем Наруто услышал шаги, дверь со щелчком распахнулась и в проеме появился мрачный Саске, смерив новоприбывших презрительным взглядом. Судя по мокрым волосам, парни выдернули Учиху из душа.
- Ну-с, принимай посылочку, - Лис улыбнулся во все тридцать два зуба, вваливаясь в комнату на пару со спотыкающимся Саем, - уфф, - облегченно выдохнул он, толкая Акаши в кресло.
- Недоумок. Ты его тренировал или спаивал?
- Всего понемногу. Знаешь, он когда пьяный ведет себя адекватней, чем когда трезвый. Не замечал?
Саске только хмыкнул.
- Ну, моя миссия закончена. Сладких снов вам.
С этими словами Наруто бодро выскочил из их комнаты.

Проводив серфера невеселым взглядом, Учиха обратился к Саю. Тот, хоть и засыпал на ходу, соображал весьма трезво.
- Ну что? Повеселился там с этим блондинчиком?
Саске смотрел на него сверху вниз, как строгий родитель на провинившегося ребенка. Где-то в глубине его глаз пылала злоба, такая нехарактерная для ледышки, которой принято считать Саске. Сай внутренне улыбнулся: "Учиха... ревнует? Офигеть! Расскажу кому - засмеют!" Психолог из Сая никакой, но своего школьного друга он знал лучше, чем кто-либо другой.
Ухмыльнувшись, Сай ответил:
- Да, он очень горячий... - на мгновенье радужки Учихи полыхнули огнем, и Сай посмешил прибавить, - но натурал.
Глаза Саске - индикатор уровня опасности - подозрительно сощурились, но огонь в них успокоился. "Ура, буря миновала".
- Откуда ты знаешь? Неужто ты к нему приставать пытался?
- Ага. Очевидно так - на нас весь пляж пялился! А он ничего даже не заметил, - Сай закатил глаза, - кажется, у него и мысли нет об отношениях с парнем.
- Пф... Вот недоумок, - только и ответил Саске.

Уже возвращаясь из душа, Сай мельком глянул в сторону Саске. Тот лежал лицом к окну, вглядываясь в океан и... улыбался. Той самой мечтательной улыбкой, что была у этого Обито по словам Какаши.
"И правда, с ним на этом острове что-то странное творится!"

***
Весь первый день их тренировок прошел в распрях между Темари и Шикамару - Нара в упор не хотел становиться на доску, аргументируя свою позицию тем, что это слишком "проблематично". Вот почему, вопреки пламенным речам девушки, способным зажечь кого угодно, но не Шику, ленивый гений теперь валялся на песочке и рассматривал облака - занимался своим любимым делом. Впрочем, просто так он не отвертелся. Темари объявила, что вечером обязательно заставит его учить теорию волн.
В любом случае, это было весьма на руку Кибе, весь этот день он мог провести один на один с симпатичной блондинкой, так полюбившейся ему. Удивительно, что они так быстро сблизились, почти даже подружились. Инузука не торопился сходиться с людьми, все присматривался, словно принюхивался... Но эта девушка сразу завоевала его симпатию и расположение.
Из размышлений парня вырвал грозный голос его пассии:
- Инузука! Какого черта ты в облаках витаешь?! Опять хорошую волну пропустил! О, смотри, вон еще одна неплохая!
Киба обреченно вздохнул и поплыл брать "неплохую".
Соленая вода заливает нос, глаза, в правом ухе - ряска. Нельзя сказать, что Кибе нравилось серфить, но он не хотел огорчать Темари. Ведь девушка была буквально помешана на серфинге, впрочем, как и все на этом побережье, особенно тот раздражающий блондин.
Поймав нужную волну, парень попытался подняться на ноги, но не смог, не справившись с равновесием и плюхнувшись в воду. Покувыркавшись немного и вдоволь наглотавшись воды, Киба все-таки смог снова взобраться на доску. Чуть отдышавшись и вытряхнув воду из уха, он послал виноватый взгляд серфингистке.
Та немедля подплыла на своем сиреневом борде и не слабо стукнула Кибу ладонью по спине, со словами:
- Не плохо, дружище!
Ну вот, как обычно. Своей нарочито дружеской манерой поведения Темари словно выстраивала барьер между ними. Ее грубоватый юмор, почти мальчишеские манеры, "братания" и шутливые подзатыльники - все это отталкивало парня обратно во фрэнд-зону, стоило ему подать хоть намек на свой интерес. Кибе оставалось только поражаться, как девушка менялась в присутствии Шикамару. Все острые углы будто сглаживались, в походке появлялась стать, в жестах - сдержанность. Она словно становилась спокойнее, и только в глазах начинали плясать хитрые чертики.
Киба со стыдом поймал себя на мысли, что хотел бы, чтобы виной всем этим метаморфозам был именно он, а не Нара. Хотя даже в такой Темари, сквозь грубость и развязность проскальзывала грация и женственность.
Что же случилось с его чувствами к Хинате? Он повернул голову вправо, туда, где тренировались девушки. Но как бы парень ни присматривался к соблазнительным округлостям Хьюги, он не мог уловить тех душевных колебаний, что испытывал ранее.

***
А вот и комната Сая и Саске. Наруто недолго порылся в большущей связке ключей, пытаясь отыскать нужный. Ну, вот он, неужели! Узумаки отворил дверь и вошел в номер. Сразу же бросилось в глаза то, что комната была словно разделена на две части. Одна из них, видимо, принадлежащая Саю, пребывала в полнейшем хаосе. Грязные вещи валялись на полу и кровати вперемешку с чистыми, кровать не была заправлена, а из-под подушки торчал уголок какого-то журнала. поддавшись любопытству, Наруто приподнял подушку и прочитал: "Elle".
С ума сойти! Сай читает женские журналы! Наруто, конечно, знал, что его ученик был немного странным, но читать женские журналы - это перебор! Ну да ладно...
Парень тяжело вздохнул и принялся за работу. Подняв одежду с пола, он отделил грязную от чистой, сложил, и как можно аккуратнее засунул в шкаф. Заправил постель, тряпкой прошелся по тумбочке рядом с кроватью.
Вторая же половина комнаты была в идеальном порядке, складывалось ощущение, что тут вообще никто не живет. И как только эти двое уживаются в одной комнате?! Половина Саске почти не требовала внимания уборщика: кровать аккуратно заправлена, личные вещи с завидной педантичностью расставлены на тумбочке, разве что... Что это там выглядывает из-под кровати? Парень подошел поближе, присмотрелся и... рассмеялся в голос. Под кроватью Саске валялись черные стринги. Мужские. С красным сердцем, пронзенным стрелой амура на том самом месте, которое должно прикрывать мужское достоинство.
"А эта находка будет похлеще, чем женский журнал под подушкой у Сая!"
Наруто попытался представить неприступного Учиху, облаченного в... в это, и вновь разразился хохотом. Чтобы не упасть от смеха, Наруто пришлось опереться рукой о тумбочку, кажется он даже что-то задел...

- Что ты делаешь в моей комнате?
Быстро спрятав трофей за спину, Наруто повернулся и прыснул вновь - перед ним был не кто иной, как Саске "я-ношу-стринги-с-сердечками" Учиха. Немного успокоившись, Узумаки ответил:
- Эм... ну как бы я тут работаю.
Саске опустил взгляд ниже и заметил голубую форму парня.
- Хм. Уборщиком? Самый крутой серфер Вануату работает уборщиком во второсортном отеле?
- Ну да. Надо же мне как-то на еду зарабатывать. Да и серфинг - удовольствие не дешевое.
- А на нормальную работу мозгов, значит, не хватило?
- Нормальную? Саске-Саске, мне и тут хорошо. Зато теперь я знаю, что ты носишь стринги с серде-ечком... - Наруто вынул из-за спины свою находку.
- Это Сая.
Серфер не унимался:
- Почему тогда они валялись у тебя под кроватью?
- Потому что он разбрасывает свои вещи направо и налево? - ответил вопросом на вопрос Учиха.
- Что ж, ты бы в них смотрелся очень мило, Саске. Кстати, это ты Мунку врезал, или опять все на Сая спихнешь? - парень кивнув в сторону картины на стене. По стеклу рамы паутиной расходились трещинки.
- Проваливай.
- Эй, не кипятись. Мы с тобой так мило беседовали, а ты меня прогоняешь.
- Проваливай, я сказал. Я уверен, у тебя полно работы.
- Во-первых, я еще не помыл пол, а во-вторых... значит, все-таки ты "Крик" покалечил.
- Дьявол, Наруто, просто оставь меня в покое! Я долго тренировался и хочу отдохнуть.
У Наруто загорелись глаза.
- Значит, ты всерьез воспринял наш спор? И как успехи?
Черт дернул его заикнуться о тренировке.
- Я же сказал тебе, отстань, - уже с меньшим энтузиазмом ответил Учиха.
- Не отстану, ты опять убегаешь от разговора. Это не по-мужски. Ответь серьезно, ты уже стоишь на доске?
- Да. Доволен?
- Не то слово. Я знал, что из тебя выйдет толк, - с этими словами Наруто слегка потрепал Саске по волосам. Тот вскинулся, отпрянул, сверкнул глазами. - Эй, ты чего такой нелюдимый? - искренне удивился Наруто.
- Не встревай в моё личное пространство.
"Странный этот Саске. Не может человек настолько сильно не любить чужие прикосновения..." - Наруто мысленно поставил вопросительный знак напротив этого инцидента. Это означало, что рано или поздно об этом надо подумать.
Наруто наблюдал за тем, как парень проходит в комнату, аккуратно развешивает полотенца в шкаф, поправляет книгу на прикроватной тумбочке, задетую уборщиком - все в комнате должно быть идеально. Затем подходит к зеркалу, безуспешно пытается пригладить черные волосы, раздраженно бросает расческу и вопросительно смотрит на серфера, словно спрашивает, почему он еще тут.
Получив в ответ лишь насмешливый взгляд, парень взял книгу и уселся в кресло, черно-белыми страницами отгородившись от всех раздражающих факторов.

Но читать почему-то было трудно. Саске никак не мог сосредоточиться, раз за разом перечитывая одну и ту же строку. Отвлекали смеющиеся голубые глаза, наблюдавшие за ним из угла комнаты. Наруто уже закончил работу, и теперь просто пялился на него. Учиха же будто пытался страницами отмахнуться от этого взгляда, как от назойливой мухи, но ничего не получалось. Некоторые вещи, касающиеся этого Лиса, просто не давали ему покоя.

Наконец, Саске все же поддался любопытству и спросил... Нет, не спросил, выплюнул вопрос:
- У тебя что, совсем нет образования?
- Ну, в школе я доучился до девятого класса, а потом забил, - без капли смущения ответил Лис.
- Не жалеешь, что не доучился? Высшее образование - это, знаешь ли полезно, - в каждом слове Учихи сквозил сарказм, но из-за него, как из-за ширмы, робко и неуверенно выглядывало любопытство.
Наруто рассмеялся.
- Если и полезно, то не на Вануату. Вот, друг мой, Кенджи, поступил. И что ты думаешь? Большинство предметов, которые они изучают в универе, на самом деле им не интересны. Эти люди учат экономику не потому, что каждое утро они просыпаются, думая о ней, а потом идут спать, опять думая о ней же. Просто они хотят получить этот кусочек бумаги, прослыть умными людьми или еще чего... Это все не играет роли, когда тебе действительно что-то интересно. Тут необходимость из серии «надо что-то делать».
Странно, но Саске не чувствовал ни капли превосходства над Наруто из-за отсутствия у того "вышки". Наоборот, он испытывал к парню что-то вроде уважения. Ведь тот, наплевав на рамки и стереотипы, взвесив все "за" и "против", выбрал для себя этот рисковый путь. Если он получит какую-то травму и не сможет серфить - он обречен. Все мосты сожжены, как говорится...
И все же Саске огрызнулся:
- Неужели ты такой глупый, что поступить не смог?
- Аргх! - кажется, серфер начал выходить из себя, - да как ты не поймешь, что мне в жизни ничего кроме серфинга не нужно? Ну... и телочки тоже, хе-хе. Так что корочка мне не нужна. А книжки я и сам могу почитать.
- Хм. Так телочки или серфинг?
- Серфинг.
- Неужели?
- Ну да. Серфинг - лучше секса. Нет, правда, я предпочел бы покувыркаться в воде, чем в постели с очередной красоткой, - Наруто продолжал, словно не замечая недоверчивого взгляда Саске. - Недавно одна молодая особа настойчиво предлагала мне последовать с ней в ее номер. Я посмотрел на нее (а смотреть было на что), потом на море - ветер как раз был идеальным. Снова на нее, и снова на море. И в конце концов ответил: "Спасибо за предложение, звучит здорово, но я хочу еще немного покататься..." Так то.
- Почему? - парень, наконец, озвучил висевший в воздухе вопрос.
- Чего почему? Почему серфинг лучше секса?
Саске раздраженно кивнул.
Лицо Наруто приняло озадаченное выражение. Он почесал затылок. Как успел заметить Саске, Лис всегда так делал, когда готовился к длинному монологу.
- Ну... - видимо, он таки собрался с мыслями, - начнем с того, что серфинг куда безопаснее. Ты когда-нибудь слышал, чтоб от серфинга заражались какой-нибудь опасной болячкой? СПИДом там, герпесом, сифилисом? Я - нет. А видел ли серфера, которого застукала за катанием ревнивая жена? Нет жены - нет проблем!
- И это все? Ты снимаешь напряжение, катаясь на волнах, потому, что боишься СПИДа? Ты слышал, например, о презервативах?
- Да. Мне особенно нравятся флюоресцентные. Которые светятся в темноте как джедайский меч, знаешь? Я тащусь от них! Надеваешь, и такой: "Да прибудет с ними сила, подаван мой!" пха-ха! Или наоборот: "Почувствуй мощь темной стороны!" Блин, обожаю этот момент в Звездных Войнах! Когда, когда Темный Палладин и...
- Довольно!
- О-кей, - немного обиженно пробормотал Наруто. - Ну а если серьезно, то серфинг - это и вправду как интрижка на стороне, которую, к тому же, не надо скрывать от подружки. Да и продолжаться она может годами. В конце концов, эту интрижку можно назвать любовью...
Узумаки уже не замечал ничего вокруг и продолжал разглагольствовать. Саске ничего не оставалось, кроме как слушать.
- Посуди сам: я с головой увлечен серфингом, и готов кататься "в болезни и здравии, в радости и печали". У меня постоянно бывают разные фантазии на эту тему, -парень многозначительно поиграл бровями, вынуждая Саске в который раз закатить глаза, - я счастлив, когда я со своей доской, я в экстазе, когда я на ней. Я покупаю для моей малышки дорогие прибамбасы. Я много лет помню свое первое катание. Я кайфую, когда читаю про серфинг в журналах или смотрю видео...
Наруто прикрыл глаза и с мечтательной улыбкой обрисовал в воздухе контур серфборда.
- Можешь назвать это увлечением, но я называю это любовью. Я могу кататься часами. А ты? Сколько времени ты сможешь заниматься сексом? Ты ж не порнозвезда! Или?.. - Наруто глянул на Саске и напоролся на полный ненависти взгляд. - Да все ОК, расслабься! Так вот я могу кататься по 5-6 часов в день и хотеть еще. Хочешь множество оргазмов? Попрыгай на волнах! И потом, если ты устал от своей доски, ты можешь просто продать ее. И накаких слез, страданий, разбитых сердец...
Серфер снова мечтательно улыбнулся, глядя в сторону моря, и, когда Саске уже всерьез задумался о его психическом здоровье, продолжил:
- Прелюдия в серфинге намного проще, при этом не обязательно много говорить...
- Не думал, что это плюс для тебя...
Но Узумаки словно и не слышал вовсе:
- Головная боль, гормоны, плохое настроение, грязная посуда - все это не играет никакой роли в процессе. Как только ты достиг нужной степени возбуждения, все что ты хочешь услышать, это - "Дует реально!" И, наконец, я никогда еще не встречал человека, который бы думал о сексе во время катания на доске (наблюдение за девчонками на берегу - не в счет). С другой стороны, во время секса я иногда замечаю, как мой мозг переключается... Я вспоминаю ощущение моей доски, как она отвечает на мои малейшие движения, как она глиссирует по гладкой воде, задевая днищем гребни маленькой волны... шлеп, шлеп, шлеп, шлеп... Или наоборот, как нос доски устремляется в небеса, потом секунды свободного полета и мягкое приземление...
- Да ты больной!
От этих слов Наруто словно опомнился. Легко пихнув Саске в плечо, он заявил:
- Нет, ты чего, секс и я тоже люблю, очень даже!.. - и задумавшись, прибавил. - Но только после хорошего катания.


*Фрвард луп - вращение вперед в воздухе на 360 градусов виндсерфингиста с оборудованием. Эффектный, но не очень сложный трюк.


Обзорам:

@темы: Фанфики, Саске/Наруто, Наруто/Саске