19:38 

Глава 20

Eneriel
Пиздец мировых масштабов в пределе одного человека
Название: Я стёр свою жизнь.
Автор: Eneriel
Персонажи: все канонные по первому сезону.
Пейринг: Саске/fem!Наруто, Какаши/Сакура, Итачи/fem!Наруто
Рейтинг: R
Жанр: romance, AU(!), приключения.
Размер: макси
Саммари: Наруто не в состоянии больше осознавать собственную беспомощность. Помощь от Кьюби не может быть бескорыстной, но именно за неё он цепляется с отчаянной решимостью. Возможная расплата - ничто по сравнению с возможностью сделать счастливым себя и одного человека...
Предупреждения: смена пола, OOC персонажей, смерть персонажа, предательство.
Примечание от автора: Наруто помнит о прошлой жизни и позиционирует себя как парень. Поэтому когда повествование идет как бы от его лица, то его описывают в мужском роде. Все остальные знают, что он женского пола и именно так его и воспринимают.
Предупреждение для главы: Логика летит к чертям.
Обращение: Хоть бы один комментарий. Я серьезно начинаю выходить из себя, люди. Никакого стимула писать дальше, правда.
Ожидайте главу в период с пятого по десятое марта. Но не ждите ничего особенного, потому что я не вижу, чтобы вам нравилось то, что я пишу.

Будущее - это такая вещь, которую невозможно просто взять и узнать наперед. Это нечто эфемерное, зыбкое и не всегда способное принять опредёленную форму. У него бывает столько же проявлений, сколько у человека может быть личин. Будущее - это прежде всего непревзойдённая актриса. Она настолько привыкла примеривать на себя различные роли, что давно забыла о том, какой была изначально. И познать будущее так же сложно, как и завораживающе. И как угадать, где же она - настоящая? Это просто невозможно. Потому что ответа нет. И в этом вся суть загадки, длиною в вечность. Конечно, встречаются люди, которые способны, пусть ненамного, но приоткрыть завесу тайны. Тем не менее, и они не всегда могут оказаться правы. Любая мелочь способна изменить ход истории, преподнести новый сценарий. Вот ты видишь, как процветает твой род, а на следующий день выходишь из дома раньше или позже обычного... И впоследствии кто-то из твоих потомков развязывает кровопролитную войну, грозящую растянуться на долгие годы.И никто из тех, кто восхваляет свои способности, не знает всего коварства госпожи судьбы. И то, как она любит наказывать тех, кто только благодаря своему дару посмел мнить о себе невесть что, считая, что сумел подчинить её себе. Такие, как правило, заканчивают очень и очень плохо. По настоящему одаренные предпочитают молчать.
Как правило, такие люди создают и используют слабые артефакты, становящиеся впоследствии проводниками их сил. Ввиду того, что эти предметы не являются вместилищем сами по себе, мало кто, кроме создателя, способен управлять ими.В большинстве случаев, которые встречаются в жизни гораздо чаще, чем хотелось бы, ведь даже драгоценный камень в не тех руках может оказаться немногим ценнее куска
ограненного стекла. Разве что блестит красиво, а толку в итоге... правильно, как от куска стекла. Курама, как и большинство могущественных демонов, чей возраст насчитывал нет одну сотню лет, будущее видел столь же отчетливо, как и прутья его решетки. Однако, так же как и сама жизнь, оно было очень изменчиво. Не только какое-то действие, но даже слова здесь имели силу.
Если бы девятихвостый демон пожелал, то он бы смог обеспечить именно тот поворот судьбы, в исходе которого ему бы была обеспечена свобода.Он бы даже согласился стать призывным животным для Наруто, заключить бессрочный контракт со всеми её потомками.. Лишь бы покинуть это тело, вновь ставшее для него тюрьмой. Итачи заставил Наруто не вспоминать о нём. Подлый, жалкий в своих желаниях
человечишка. Курама начинал улыбаться, стоило ему представить, что может случиться, узнай Наруто что ею управляли.
Нет, он вовсе не сомневался в искренности чувств этого человека, однако, как и всякий Учиха, он был расчетлив и делал всё ради собственного благополучия.
Его сердце жаждало быть рядом с любимой женщиной. Что ж, тут демон не мог найти в себе силы, чтобы судить его. Но он отказывался понимать. Потому что это было бы сильнее его. Лис был могущественен, однако в этом не было никакого смысла, пока у него не было
возможности этим воспользоваться.
Жизни тех людей, невольным наблюдателем которых все эти столетия выступал Курама, позволили ему твёрдо усвоить две вещи: нет ничего важнее для человека, чем его любовь,но при этом нет человека страшнее, чем тот кто жаждет её удержать.
Даже если в этом нет никакой необходимости.Он так и не смог понять, какими выводами руководствовался Итачи, запирая его от
сознания Наруто. Быть может, он просто боялся. За Наруто, за её сохранность и целостность.
За то, что считал их общим будущим.
Но ему никогда не удастся понять, о чём думал этот человек. И не то чтобы он стремился... Курама слишком хорошо знал одного из клана Учих, наблюдал за тем, как растет второй и теперь изучал третьего, чтобы у него смогло сложиться суждение обо всех членах семьи в целом.
Кровь, что течет в твоих жилах это не просто миллиарды красных телец, благодаря которым ты существуешь. Это история, наследие и то, что делает человека тем, кем он является. Жажду силы невозможно искоренить. И Курама был уверен, что Учиха Итачи был покорен той силой, которая была в Наруто. В его оправдание говорило лишь то, что этот мужчина никогда не смотрел на чакру лиса.
Она, если можно так сказать, была ему неинтересна. Поэтому Итачи мог поступить так лишь ради самой Наруто. Курама усмехнулся.
Риск должен был быть вознаграждён. Но всему есть своя цена. К тому же, уверенность демона росла с каждым днём с тех самых пор, когда он стал ощущать клетку вокруг себя несколько иначе, чем обычно.
Она слабла. Такое уже происходило с ним. Трижды на его памяти. И это был прекрасный шанс, чтобы вернуть себе контроль.
Просто стоило напомнить Наруто, кто она такая.
___
Сакура молча сидела напротив женщины, боясь даже дышать. Минуло больше получаса с тех пор, как девушка закончила свой рассказ. Ей непросто это далось, учитывая, насколько сильно многое из произошедшего напрямую касалось её самой. Тем не менее, куноичи приложила всю свою выдержку к тому, чтобы в мельчайших подробностях рассказать обо всем, что происходило в Конохе за последние несколько лет. Не забыла она и упомянуть, основываясь на собственных выводах, что все странности начались ещё задолго до того, как неожиданно слёг с болезнью третий Хокаге.
И теперь одна из трех легендарных Санинов, выходец из родной деревни Сакуры, обдумывала всё то, что узнала. Харуно напряженно следила за тем, как меняется её лицо, пытаясь предугадать, что же будет дальше.
Без сомнений, женщина решала, стоит ли вообще ей вмешиваться во все это.Глаза Цунаде были закрыты, а голова чуть опущена. Она скрестила пальцы вместе и опиралась локтями о стол, положив на них подбородок. Должно быть, так ей легче было
справиться с нахлынувшими эмоциями. Харуно не хотела ей мешать и тем более буравить взглядом. По собственному опыту ей было слишком хорошо известно, насколько сильно подобное могло раздражать. Однако, Сакура также понимала, что не может как либо это контролировать. У неё всегда было плохо с самоконтролем. Особенно сильно это проявлялось в достаточно критические моменты.
Когда было сразу понятно, что она не в силах будет повлиять на ситуацию. Нетерпение так и норовило прорваться наружу с каждым случайным движением или взглядом. Именно поэтому девушка старалась сидеть неподвижно.Но никогда нельзя быть уверенной во всем наверняка. Сакура громко чихнула, нарушая гнетущую тишину, в которую погрузилась комната. Она вздрогнула, и виновато улыбнулась, тут же потянувшись за платком. Её всё еще знобило после незапланированного плавания в реке, хотя прошло уже больше суток с тех пор. У неё хватило сил, чтобы выбраться оттуда. Течение выбросило её неподалёку от деревни, где согласно слухам, сейчас остановилась нужная ей женщина. Проблема была лишь в том, что находясь в бреду, Харуно была не в том состоянии, чтобы вести поиски.
Однако духи предков были определённо на её стороне.
Цунаде Сенджу сама нашла истекающую кровью, промёрзшую до костей и насквозь мокрую девушку, обессилено привалившуюся к стене. Волею случая, женщина как раз собиралась выпить после удачного выигрыша. Слишком большая сумма, чтобы оставаться спокойной. Для неё не было секретом в каких именно случаях удача улыбается ей. Лишь в желании лишний раз показать свои клыки.
- Шизуне, а ты что думаешь по этому поводу? - тихо спросила медик у своей ассистентки, которая столь же тихо сидела по правую руку от женщины. Голос её было едва возможно различить в том шуме, что царил в этом кабаке. И Сакура вся подобралась, едва удерживая себя от того, чтобы податься вперед. Она бы сейчас с большим удовольствием перегнулась через стол, дабы быть уверенной в том, что смогла услышать всё правильно. Однако вместо этого грубо себя одернула. "Нет! Ты должна показать, что умеешь ценить личное пространство каждого."
Тем временем та, которую звали Шизуне, задумчиво прикусила губу, видимо собираясь с мыслями, прежде чем произнести:
- То, что сообщила нам эта девочка, имеет смысл, Цунаде-сама. - Сакура поразилась тому, насколько твердо и уверенно звучал её голос. Она словно рапортовала главе отряда об удачно завершенной миссии. У неё явно было чему поучиться. - К тому же, мы обе прекрасно видели, в каком состоянии она была, когда мы её только нашли. Цунаде кивнула. А Харуно поёжилась. Вот уж точно, верх безалаберности с её стороны,
дать себя ранить настолько сильно, лишь бы избежать подозрений у врага относительно того, смогла бы она выжить или нет.
Оставалось надеяться, что о её "смерти" не решаться сообщать в ближайшее время. Не хотелось бы потом доказывать родителям, что она - это она, а не шиноби, неудачно выбравший личину мертвой куноичи для хенге. Собственные размышления, особенно после представления такой картины, вызвали у девушки судорожный смешок. Однако ей удалось скрыть это от сидящих напротив женщин.
Объясняться, что её так рассмешило во время более чем серьезного разговора?
Нет уж, Сакура ещё не настолько набралась храбрости, чтобы признаться в странных вывертах, которые иногда выкидывает её сознание.
-...шено.
- что?
Харуно моргнула. Внимательный взгляд Цунаде, направленный на неё, несколько сбивал с толку.
Похоже, она всё-таки умудрилась пропустить что-то важное.
- В облаках летаем, да? - с лёгкой, но вполне дружелюбной насмешкой поинтересовалась женщина. Девушка пристыжено потупила глаза. Вот вляпалась-то! Как неловко...Шизуне улыбнулась, похоже разделяя настроение своей наставницы.
- П-простите.. - пробормотала девушка себе под нос, стараясь не краснеть под внимательными взглядами женщин. И прослушала то наверняка что-то очень важное!"Вот так всегда со мной.." - расстроено подумала Сакура, давая себе воображаемый подзатыльник.
Шум, что царил в кабаке, казалось стал ещё более резким. Он болью отозвался в ушах, и девушка не могла отгородиться от него, как бы ни старалась. Наверное дело было в том, что она была по настоящему вымотана событиями последних дней.Цунаде тем временем отпила еще саке, не переставая поражаться тому, как эта хрупкая на вид девочка смогла столько вынести.И всё ради призрачной возможности хоть что-то исправить.
До неё доходили слухи, что в Конохе всё более чем неспокойной. С тех пор как женщина решилась покинуть родную деревню прошел далеко не один год. Тем не менее, это вовсе не значило, что Цунаде оборвала все те нити, что связывали её с Листом. Потому что, как и учил её Наставник, листик, даже оторвавшийся от ветки и улетевший в далекие края, всё равно продолжает оставаться частью одного дерева.
И Цунаде не могла не улыбаться, вспоминая слова этого мудрого человека. И горечь от его потери не смогла бы пройти и за сотню лет.
Дерево не могло существовать без крепкого, мощного ствола.
- Из тебя получится очень надежная ветвь, Сакура.- произнесла женщина, смотря прямо в полные надежды глаза.
Да, она приняла решение.
Давно пора искоренить заразу, пока болезнь не охватила всё дерево.
____
Солнце нещадно припекало дорогу, что раскинулась.. просто везде, куда хватало глаз. Казалось, что это и не дороги вовсе, а клубок змей, что сплелись друг с другом. Молодой человек, который застыл на развилке, нахмурился. Подобная ассоциация не
прибавила хорошего настроение. Даже наоборот. Он просто ненавидел змей.
Учиха Саске до смерти не любил признавать, что оказывался в чем то не прав. Даже если это было и так, молодой человек ни при каких обстоятельствах не согласился бы с этим. Ему было плевать на последствия. Но сейчас он посчитал, что вполне здравым решением было бы всё-таки осознать, что он потерялся. Хотя бы потому, что место, в котором он непонятно каким образом оказался, не подходило под то описание, что он видел в своей карте. И употребляя термин "не подходило", нукенин подразумевал именно полный набор противоположностей, а вовсе не несколько изменившийся ландшафт.
При том, что бумаге в его руках было от силы пару лет, Саске вполне обоснованно сомневался, насчет того, что даже с использованием техник было возможно так сильно изменить нужное ему место. Так что оставалось признать, что он потерялся.
...Должно быть, только в следующей жизни.

Для Наруто спокойная размеренная жизнь всегда была непривычной. Порой она искренне не понимала, что именно держит её рядом с Итачи? Или её любовь настолько сильна, что она даже не думает вернуться в Коноху?
В деревню, которую всегда любила всем сердцем?
Что-то происходило с ней и уже давно. Почему она согласилась уйти? почему путешествовала столько времени?
Да, так она была в безопасности от Данзо и старейшин.. Но разве это то чего она добивалась? Всё что Наруто всегда было - это мир и покой в Конохе. Миссии со своей командой. Полным составом. Она, Сакура и Саске. Вместе с беспокойным наставником.
Возможно, она бы снова кричала на каждом углу, что хочет стать Хокаге. Стремилась бы получить ранг за рангом.
Жаловалась бы на простоту миссий.
Всё что угодно, но не жить в неизвестности.
Однако что-то определённо произошло с ней. Почему то не получалось думать о таких вещах. Раньше.Но с определенного момента Наруто вновь стала ощущать Лиса, который ленивым клубком лежал в своей клетке. Курама стал приходить к ней во сне. Его визиты странным образом поменялись местами с кошмарами, которые мучали девушку уже на протяжении нескольких месяцев.
Лис молчал. Но Наруто словно бы читала его мысли. Они просто смотрели друг другу в глаза. И постепенно Наруто начинала понимать, что в её сознании когда-то были установлены барьеры. Слишком искусные, чтобы их ощутить.
Человек, что сотворил подобное, боялся навредить.
Но совершенно точно желал самого устойчивого результата.
Догадка о том, кто бы мог сделать подобное, пугала.
Но даже если Итачи и контролировал все её мысли о Лисе, о возможности вернуться в
Коноху и не давал вспоминать о прошлом...
Почему он это сделал?
Она отказывалась верить.
Почему печати стали слабеть?
Наруто бессознательно погладила себя по животу. Она чувствовала себя странно. Ей было почти физически плохо.
Она думала об этом слишком долго. И не желала принимать. Ей нужны были доказательства. Пожалуй, ей стоило бы дождаться, когда Курама будет способен объяснить ей всё. И причины, почему они перестали быть связаны на протяжении нескольких лет.
Саске широко ухмыльнулся, замечая на дороге, ведущую от рощи в деревню, до боли знакомую ему девушку.
Что он мог подумать?
Конечно, увидеть её здесь было сродни заметить оазис в лишенной жизни пустыне. И будь на месте Наруто другая, Учиха спокойно было прошел мимо, даже не удостоив взглядом. Потому что это была бы самая обычная девушка.
А у Саске никогда язык бы не повернулся назвать Узумаки обычной.
Он даже не заметил, что застыл, тратя несколько драгоценных секунд, чтобы лишь насладиться просто наблюдая.
"Дыши глубже, Саске... Ладно. Просто не забывай дышать!"
Наруто сильно изменилась. Стала хороша настолько, что Учиха даже побоялся, что и вовсе спит. Юноша кинулся ей наперерез, даже не думая о том, что может напугать.
Судьба столкнула их в самом неожиданном месте.
Он даже надеяться не смел на то, что сможет её найти.
Холодный, сильные и такие властные пальцы уверенно схватили девушку выше запястья, дергая на себя. Кувшины полелети на землю, разбиваясь и расплескивая воду. Прижимая Наруто спиной к своей груди, он в считанные секунды предупредительно заткнул её рот свободной ладонью. Она замычала, не понимая, что произошло и очевидно, пугаясь. Но времени не было. Настороженно и быстро оглядевшись по сторонам, Учиха зашептал ей на ушко.
Его голос срывался, так сильно волнение сказалось на нём.
- Пообещаешь, что не будешь кричать?
"Саске?!"

Наруто вначале заторможено кивнула, чтобы спустя секунду начать вырываться. Нет! Она не сможет молчать! Саске здесь! Он рядом! Как она сможет молчать в его присутствии?! Словно почувствовав её настроение, Саске улыбнулся и совсем немного ослабил свою хватку, хотя не мог с точностью предугадать действий Узумаки. Он ожидал, что та начнет вырываться и даже возможно пнет его.Что ж, он был бы рад и такой реакции, учитывая, как они общались за несколько месяцев до её исчезновения.
Но как всегда, девушка его удивила. Она резко повернулась к нему лицом.
- Саске! - радостно закричала она, подаваясь вперед, и даже кидаясь ему навстречу.
Её руки обвились вокруг белоснежной шеи, обнимая. Грудью она прижалась к сильной накачанной множеством тренировок груди. Саске охнул, ощущая, как начинают гореть его щеки.
Неожиданно.. И при этом настолько предсказуемо. Он уже не был тем мальчишкой, который краснел при одном взгляде на одну конкретную девочку.Он был семнадцатилетним юношей, который испытывал трепет перед всё той же девочкой, которая превратилась в прекрасную девушку.
Выдохнув сквозь зубы, он выругался, приказывая себе немедленно успокоиться. Тепло, что исходило от жмущегося к нему тела, провоцировало. Саске уже и забыл, что может чувствовать нечто подобное.
А потом его рот завладел мягкими губами.
"Чт..Что он делает?!"
Наруто и забыла о том, что когда то происходило между ними. Они были друзьями.. Саске был для неё другом. Узумаки дорожила им, а то, что Саске иногда целовал её.. В этом же не было ничего такого?
Она искренне верила в то, что это пройдет. И ведь прошло ведь. Верно?
Когда Саске поцеловал её, тело словно ударило молнией. Как будто это было вовсе не порывом страсти, а ударом Чидори. Наруто чувствовала почти то же самое. Потому что тело ослабло, а ноги непривычно подкосились. Сердце каким то образом оказалось где-то
в горле.
То, что происходило с Наруто сейчас, просто не поддавалось ни какому, как-либо обоснованному определению. Саске целовал её. На окраине самой глухой деревни.
Деревни, не имеющей отношения к миру шиноби. К тому же, в стране Молний. И отсюда напрашивался вполне закономерный вопрос..
Какого чёрта он не в Конохе?!


@темы: Фанфики

   

Посиделки с Кицуне

главная