Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
13:37 

Сказки Подводного Мира. Непоседливая Рыбка

]{etsunne
Мы живем в Иллюзиях, мы живем Иллюзиями, и сами Мы тоже чьи-то Иллюзии... (с)
Название: Сказки Подводного Мира. Непоседливая Рыбка
Автор: Ketsunne (]{etsunne)
Пейринг: Саске/Наруто
Рейтинг: NC-17
Жанр: романтика, юмор, флафф, фэнтези
Размер: миди.
Саммари: Непоседливый тритон-принц Наруто всегда находит себе приключения на пустом месте. Вот только к чему это может привести в будущем?
Состояние: закончен
Дисклеймер: все права на оригинальных персонажей принадлежат Масаси Кисимото (Масаши Кишимото).
Предупреждение: слеш, OOC, AU, кинк
Размещение: только с моего разрешения!
От автора: Своеобразная переделка сказки "Русалочка".
Планируется написание нескольких сказок Подводного мира с разными главными героями.

~ 1 ~

В далеких морских глубинах, куда солнечный свет проникает с трудом, становясь призрачно-синим, среди скал и дивных светящихся приглушенным оттенком водорослей и кораллов расположилась столица одного из морских государств – Искандер.
В самом центре морского города возвышается дворец Повелителя Искандер. Удивительной красоты и тонкости высеченный в скале замок всегда полон русалок и тритонов. Дивный дворец поистине является жемчужиной столицы, среди таких же удивительных, необычных, но не менее привлекательных домов стольного града.
О красоте морских глубин и возведенных в них рукотворных чудесах можно слагать целые легенды. Но куда более интересными будут сами морские жители – мермеиды, или русалки и тритоны.
«Ну, вот, снова какое-то посольство!», - думал Наруто, раздраженно качнув своим хвостом, издали рассматривая зал.
Молодой тритон, спрятавшийся в анфиладе колонн тронного зала дворца, был необычным. Ничего особого для ярких мермеидов в его внешности не было. Золотистые волосы, правда, слишком короткие для морских жителей; яркий длинный и сильный хвост: красно-золотого переливающегося цвета чешуя и черные, развивающиеся в потоке вод боковые и хвостовой плавники. Тонкие прозрачные золотистого цвета плавники развивались на предплечьях. Но самым запоминающимся в этом молодом тритоне были его глаза, словно вода меняющие цвет: то лазурные, яркие и манящие, то бирюзовые и трудночитаемые, а порой, в редких случаях, дивного синего оттенка глубоководных расщелин.
Но главная необычность тритончика заключалась в его родословной – Наруто был сыном королевской четы мермеидов, самым младшим принцем подводного правителя Минато Намикадзе и его супруги правительницы глубин Кушины Узумаки. И как самый младший и любимый не только родителями, но и братьями, Наруто был непоседливым тритоном. Ему все нужно было знать, везде успеть и все сделать, ну или хоть что-то натворить.
«Вот ведь! А я хотел с папой поговорить! Да и вообще, он же обещал мне прогулку на морских конях!», - думал золотистый тритон, недовольно рассматривая силуэты посольства и правительственной четы, проще говоря, родителей. «И что мне теперь делать?»
Молодой тритон был настолько погружен в свои невеселые мысли, что не заметил, как сзади к нему подплыл ярко-рыжий тритон с красно-оранжевым хвостом. Ловко схватив младшего за хвост, рыжий потянул его на себя. Пискнув, Наруто обернулся с широко открытыми от неожиданности глазами.
- И чем это занимается мой младший братец? – хмыкнул рыжий. – Подсматриваешь? Или снова какую-то каверзу придумываешь?
- Яхико! Нельзя подплывать так тихо со спины! – возмутился Наруто, ловко освободив свой золотисто-черный хвост. – Так можно и до смерти напугать!
- Ну-ну, тебе, значит, можно, а мне нельзя, - хмыкнул рыжий Яхико, старший из братьев Наруто. – Поплыли отсюда, неровен час помешаем посольству. Отец не обрадуется.
Яхико плавно развернулся и поплыл вперед. Нару, обернувшись и проверив, не заметили ли их, поплыл за братом.
В королевской чете мермеидов было четверо тритонов-принцев. Кушина очень хотела дочь, но каждый раз появлялись на свет тритончики. Впрочем, оба родителя своих детей все равно любили. Самым старшим был Яхико, унаследовавший от дальней родни яркий рыжий цвет волос и чешую красного цвета с оранжевыми плавниками. По шутливой договоренности между Кушиной и Минато первый наследник получил фамилию отца – Намикадзе. А вот появившийся через год тритончик Нагато стал Узумаки. Яркие насыщенные алые волосы, как и у матери, и такой же темно-красный хвост с алыми плавниками – Нагато действительно пошел в родню со стороны Кушины.
Спустя пять лет Кушина вновь надеялась родить дочь, но боги морей подарили ей еще одного сына – Дейдару Намикадзе. Дей был светловолосым с глазами цвета бирюзы. Чешуя, как и у отца, синего переливающегося цвета, но вот плавники были черными, а не светло-голубыми, как у родителя. А еще через шесть лет появился на свет Наруто – самый непоседливый тритончик из детей королевской четы. Такой же золотистоволосый, как и Дей, даже с еще более насыщенным оттенком, с лазурными глазками и черными плавниками. Но вот цвет чешуи: золотой с красными отблесками, - родителей несколько удивил.
Часто Кушина, любя, называла Нару своей золотой рыбкой, отчего малыш дулся. Впрочем, и сейчас, будучи уже не мальком, а почти взрослым тритоном восемнадцати циклов от роду, Наруто до сих пор, иногда дулся на свое детское прозвище.
- Ну, так что ты там делал, малек? – хмыкнул Яхико, когда оба русала приплыли в красочный дворцовый сад из полипов.
- Я не малек! – булькнул тритончик и уселся на один из подводных валунов, рассматривая стайку мелких разноцветных рыбешек, тут же в испуге быстро расплывшихся по густым кустам водорослей, - Мне папа обещал прогулку на мермейских коньках!
- Всего-то? Так давай я с тобой поплыву. Я как раз свободен.
- Хмм, - задумался Нару, взвешивая все за и против. – А как же Нагато? Ты же всегда с ним вместе.
- Хах, так я же не упрекаю тебя в том, что вы с Деем постоянно что-то устраиваете? Что стоит та ваша выходка с чернильной каракатицей? А ведь посольство северных мермеидов еще долго вспоминало вас «добрым» словом.
- Это была случайность. – Надулся Нару, - И вообще, это было давно и неправда!
- Ну да, ну да. – Хмыкнул Яхико, - Ну так как? Согласен на прогулку?
- Угу. – Золотистый тритончик мигом смекнул, что отказываться в этой ситуации глупо.
- Тогда поплыли.
Прогулка на быстрых мермейских морских коньках, по мнению Наруто, прошла вполне успешно. Промчавшись над домами русалов, коньки вырвались в извилистые подводные пещеры и, ловко лавируя, мчались вперед. Роща полипов, сады огромных фиолетовых водорослей и коралловый Розовый лес. Дивные просторы подводных глубин, наполненных красками синих, фиолетовых, зеленых оттенков. Удивительной красоты рыбы и подводные обитатели. Огромные скаты, несколько заплывших в коралловый лес тигровых акул. Наруто так любил подобные поездки, что если бы не запрет отца на самостоятельные прогулки, то так катался бы каждый день или каждую ночь.
Яхико придержал своего резвого сине-сизого конька и дождался, пока Наруто поравняется с ним на своем темно-бордовом скакуне.
- Ну, все, поворачиваем обратно. – Проговорил Яхико, весело сверкая синими глазами.
- У-у-у, как это все? А дальше?
- Нам еще возвращаться, так что не стоит слишком далеко заплывать. В следующий раз проплывем до жемчужных плантаций.
- Ладно, тогда наперегонки?
- Кто последний, тот расседлывает коньков! – крикнул Яхико и вырвался вперед.
- Не честно! – Наруто надулся, но своего скакуна погнал следом.
Наруто проиграл, отстав от брата буквально на полкорпуса. Повздыхав и попыхтев на рассмеявшегося аники, золотистый тритон повел морских скакунов в конюшни. Закончив с расседлыванием коньков, Наруто выплыл из дальнего стойбища и увидел оживление в гостевых конюшнях. Заинтересовавшись, тритон подплыл к одному из слуг, оказавшихся неподалеку.
- Чего такой переполох? – Нару во все глаза смотрел на суетящихся тритонов.
- Молодой принц!..
- Да-да… - отмахнулся Нару. – Так что там?
- Это прибыли акулиды на своих морских драконах.
- Акулиды? – удивился Наруто. – А зачем?
- Так подошел вековой срок подписания соглашения. – Как само собой разумеющееся, ответил русал. – Вот и прибыло посольство от них.
- Хм, - Золотистый тритон задумался, припоминая что-то такое сказанное мамой, но благополучно забытое. И вот, мелькнул его черный плавник, а сам молодой принц уже быстро плыл в сторону дворца.
Там Наруто узнал все о посольстве и даже издали увидел одного из их представителей. Яркого мермеида удивило то, что акулид был черноволосым, да и цвет плавника, чем-то похожего на хвост акулы, был темным. Все-таки мермеиды были более яркими по внешнему облику, за редким исключением.
Но больше всего тритончика заинтриговали подслушанные слова одного русала, беседовавшего с другим мермеидом:
-… из Запретных вод прибыли. Тьфу! Как есть, не русалы они, а морские демоны!..
«Запретные воды?.. Как интересно! А почему я о них не знаю?», - неугомонная «золотая рыбка» Наруто тихо уплыл в свои комнаты. На лице молодого тритона играла заговорщическая улыбка.

~ 2 ~

Посольство акулидов пробыло несколько дней в столице Искандер. За это время золотистый тритончик успел на деле применить все свои навыки дальнего слежения и способности сливаться с внешней средой. Сам Наруто считал себя в этом мастером, а вот королева Кушина лишь посмеивалась про себя, видя то здесь, то там мелькающий золотисто-черный хвостик своей рыбки. Впрочем, мешать развлекаться сыну она не стала.
Наруто так же за это время успел посмотреть и на морских драконов, похожих своим вытянутым телом на змей, если бы не шесть коротких лап с перепонками между пальцев и радужные плавники на длинных хвостах. Наличие конечностей у драконов удивили молодого мермеида, ведь насколько он знал, лапы были лишь у тех существ, что могли жить не только в воде, но и на поверхности.
Рычащие, с рядами острейших зубов в пасти морские драконы вызывали такой бурный интерес только у Наруто. Даже тритоны-слуги старались подплывать к гостевым конюшням как можно реже.
Хозяева таких удивительных созданий – акулиды, - тоже были удивительными и странными. Молчаливые, быстрые, с резкими движениями, они напоминали акул. Наруто, следивший за посольством издали, лишь удивлялся тому, насколько мермеиды и акулиды между собой похожи и настолько же различны. Но никакого пренебрежения или же неприязни к ним Нару не испытывал, потому как его занимало лишь одно чувство – жгучий интерес.
Золотистый тритон был настолько поглощен новыми впечатлениями и размышлениями о каких-то Запретных водах, что не обращал внимания на происходящее вокруг, пока в один из дней к нему в комнату не приплыл Дейдара.
- Слушай, Нару, ты не знаешь, почему отец такой? – сразу же с порога поинтересовался Дей, которому посчастливилось застать младшего непоседливого брата не где-нибудь, а во дворце роющимся в каких-то свитках из кожи в своем огромном сундуке.
- Какой такой? – глухо поинтересовался Нару, так и не выбравшись из большого сундука, где он хранил свои самые ценные вещи. Дей, посмотрев со скучающим видом на торчащую к верху филейную часть братца, оглядел учиненный в комнате погром и ответил:
- Какой, какой… хмурый и не в духе! Ты что, не заметил? – удивился Дейдара. Он надеялся, что уж неугомонный отото точно в курсе всего. Вот только русал не знал, что у Наруто в последние дни были совсем другие интересы, чем копание в семейных тайнах.
- Неа… - подтвердил сомнения брата Наруто, так и не выплыв из своего завала и продолжая выбрасывать вещи из сундука в поисках только ему ведомой вещи. – Мне было некогда.
- Угу… - Дей проследил, как буквально перед его носом на пол медленно опустился какой-то кожаный не то ботинок, не то свиток. – Ладно, тогда я поплыл. – Тритон развернулся, сверкнув своим сине-черным переливающимся хвостом, но на пороге остановился. – Ах да, не забудь, что вечером прощальный ужин.
- Угу… - глухой голос занятого «раскопками» Наруто. – И с кем прощаемся?
- С акулидами, - хмыкнул Дейдара. – Посольство завтра на рассвете уплывает.
- Как, уже?! – Наруто даже оторвался от своего сундука и посмотрел на брата.
- Ну, да, они же не поселиться в нашем дворце приезжали. – Дейка снова ухмыльнулся и уплыл.
- Вот те на-а-а! – в пустое пространство комнаты пробормотал Наруто. – А у меня еще ничего не готово!
На ужин «золотая рыбка» благополучно опоздал, чем заслужил недовольный взгляд отца и его же тяжелый вздох. Остальные члены королевской семьи сделали вид, что ничего особого и не произошло. Впрочем, акулиды тоже не обратили большого внимания на опоздавшего. Зато благодаря опозданию для Наруто ужин прошел явно быстрее.
Раннее утро. Даже темные глубины океана наполнены словно бы дымкой. Многие мермеиды еще спят, но вот посольство и провожающие его русалы уже плавно качаются на подводных волнах. Никто не обратил внимания, как из дворца в сторону спящего города скользнула гибкая тень с золотистым мелькнувшим отблеском.
Останься в этот момент Наруто недалеко от конюшен, то удивился бы тому, что среди провожающих присутствует его отец Минато. Правитель мермеидов о чем-то тихо говорил с представительным акулидом с длинными черными волосами и черным гибким хвостом с тонким алым узором на чешуе. Минато покачал головой, словно отказывая, и акулид, усмехнувшись, развернулся к своему дракону.
Наруто тихой тенью скользил в утренних водах океана, плавно огибая здания и дома морских жителей, кораллы и клумбы подводных растений, стараясь не выплывать на свободное пространство. На границе города в одном из обычных стойбищ его ждет подготовленный им самим неказистый с виду морской конь. Быстро добравшись до своей цели, золотистый тритон оседлал скакуна и вывел его за город в коралловую густую рощу.
Наруто дождался появления быстро плывущих морских драконов со всадниками на спинах и пустил своего конька следом, стараясь держать дистанцию и не отставать при этом. Молодой принц слишком сильно хотел узнать, что же это за Запретные воды.
Дорога была длинной и тяжелой для молодого тритона. Наруто еще ни разу не приходилось так долго оставаться в седле морского коня. К тому же драконы оказались явно быстрее конька тритона. Лишь к вечеру, когда Нару заметил, что акулиды явно собрались остановиться, тритон тоже отстал и устроился в роще огромных цветных полипов. Золотой тритончик так вымотался в попытках не упустить посольство, что уже и по сторонам особо не смотрел. Сейчас же, достав из седельной сумки несколько особых водорослей, предназначенных для длительных переходов, и жуя эту не очень-то и вкусную массу, Наруто с удивлением рассматривал пейзаж вокруг. Русал точно мог сказать только одно – здесь он еще не плавал.
Устав от скачки, что длилась весь день, мермеид прилег на столь мягкий сейчас для него песок и моментально заснул. О том, что это было слишком необдуманно с его стороны, Наруто подумал только утром, когда проснулся и обнаружил, что акулиды уже уплыли.
Подумав над дилеммой: возвращаться обратно, либо же плыть куда-то вперед в надежде увидеть эти самые Запретные воды, - Наруто решил все же плыть дальше.
«Смысл сейчас возвращаться? Все равно же взбучку получу. И обиднее будет, если так и не увижу эти земли акулидов. А так, посмотрю и обратно. Ну, поругают, так хоть будет, что вспомнить!»
Хмыкнув, тритон сел на своего конька и поплыл вперед. Теперь уж он не спешил и с интересом смотрел по сторонам. Густые заросли витиеватых водорослей, светящихся нежно-зеленым светом, чуть колыхались от течения. То здесь, то там возвышались высокие каменные глыбы самой причудливой формы, иногда создавая естественный коридор. Немногочисленные стайки рыб плавали то в одну сторону, то в другую.
Медленная езда имела свои преимущества. Но особенно сильно оценил это Наруто, когда выплыл на коньке из рощи водорослей, за которой начиналось извилистое плато с кораллами.
- О-о-о! – в восхищении протянул Наруто, разглядев впереди на возвышении огромный хищный остов корабля. – Вот это да-а-а!
Нару огляделся по сторонам, но его взор так и притягивался к гиганту, некогда бороздившему просторы океана и морей. Направив своего конька к остову, тритон про себя решил, что какие-то воды ему уже не интересны – вот посмотрит на этого «монстра» из дерева и можно будет отправляться домой.
Оставив конька возле небольшой скалы, усеянной полипами и подводными цветами, тритон плавно и осторожно поплыл к кораблю. В днище зияла огромная дыра, в которую Наруто спокойно проплыл. Было ясно, что и до него сюда уже не раз наведывались.
Пустой темный трюм с колонией ракушек и полипов, парочка небольших осьминогов, облюбовавших себе здесь укрытие, а вот и выход на нижние палубы. Именно тут Наруто понял, что выражение «кто-то здесь уже побывал» не совсем верное, так как кто-то здесь еще продолжал бывать, а то и жить.
А наткнувшись на каюту капитана, убранную кем-то и обжитую, тритон засомневался в том, что стоит продолжать свои исследования. Ведь одно дело пустой заброшенный корабль, а совсем другое – чей-то дом или прибежище.
Наруто в задумчивости пятился назад в дверной проем, как наткнулся спиной на что-то теплое и явно живое, на что-то, явно напоминающее мужскую грудь.
- И что ты здесь делал, золотая рыбка? – холодно прозвучал голос прямо над ухом золотистого тритона.

~ 3 ~

- И что ты здесь делал, золотая рыбка? – вымораживающий голос прозвучал над ухом, и Наруто поежился, чувствуя, как по коже пронеслись мурашки.
- Э-э-э… мимо проплывал? – неуверенный ответ, а потом уже проснувшееся чувство детской обиды. – И я не золотая рыбка! Я взрослый тритон!
На последней фразе Наруто быстро повернулся, чуть отплыв от неизвестного ему морского жителя.
«Упс…», - пронеслась мысль, - «А я еще думал, в чем подвох? Он же акулид!»
Одно дело испытывать интерес к посольству этих странных акулидов, когда ты находишься среди своих сородичей, а вот совсем другое дело находиться один на один с представителем этого акульего племени в практически закрытом пространстве – незнакомец как раз загораживал выход из комнаты.
- Далеко нынче мальки плавают. – Заметил акулид. – Причем почему-то на моей территории.
Наруто рассматривал говорившего со странной смесью удивления, любопытства и определенной доли здорового страха, потому что каким-то неведомым чувством ощущал скрытую силу этого морского жителя. В первую очередь тритон обратил внимание на неровно обрезанные пряди черных волос. Создавалось впечатление, что раньше они были длиннее, в потом их кто-то обкромсал, может даже и сам акулид, вот только зачем? Гибкий темный хвост, напоминающий акулий, тоже не особо удивил принца, если бы ни его цвет: на свету черные чешуйки отливали удивительно красивыми оттенками синего, фиолетового и темно-зеленого. Да и по возрасту внешне акулид выглядел скорее как старший брат Нару – Яхико, то есть около тридцати циклов, что для морских жителей было очень мало.
Все мысли и умозаключения молодого тритона пронеслись в голове с молниеносной скоростью, уложившись в несколько мгновений. Акулид тем временем тоже со спокойным интересом рассматривал золотистого тритона своими черными глазами.
- Пфф! – булькнул Наруто, скрестив на груди руки. – Указатели стоит ставить! Морскими звездочками, к примеру! О том, что здесь занято!
- Хмм…
- И вообще, я уже собирался уплывать! Так что нечего меня тут задерживать!
- Какой взрослый малек, - холодно произнес акулид, на миг сверкнув своими темными глазами. – Ну, плыви, если не боишься морской бури.
- Бури? – удивленно булькнул Наруто и обернулся к большому окну капитанской каюты, странным образом оставшемуся целым. Быстро подплыв к широкой стеклянной раме, тритон прилип к ней, рассматривая морской пейзаж, темнеющие воды и поднимающийся со дна песок. Буря вот-вот должна была разразиться. – Ой! Там же мой конек!
Нару ринулся к выходу, стараясь успеть, но был схвачен за руку черноволосым акулидом.
- Ты чего? Там мой конек! Отпусти!
- Твой конек уже в скальной пещере. Я его туда успел завести. – Просто ответил акулид, так и не отпустив запястье золотистого тритона. – Выплывешь сейчас наружу и вряд ли выживешь. А мне такие проблемы ни к чему, так что останешься внутри.
- Э? Это что, приказ? – съехидничал Наруто.
- Да, - совершенно проигнорировав юмор, ответил черноволосый и потянул тритона в комнату одним легким движением, свободной рукой при этом акулид закрыл имеющуюся в каюте дверь. Удивление, вызванное силой и непрошибаемой серьезностью незнакомца, уже прошло, и к Наруто вернулось его ехидство.
- Что за глупость, закрываться в хлипком кораблике, да еще и с этим опасным стеклом?
Акулид промолчал, отпустил тритона и также молча подплыл к широкому окну. Пара взмахов рукой с темными плавниками на предплечье и в сторону стекла растеклись темные клубы мерцающего облака.
«Хм, логично – магия… а я-то об этом как-то не подумал, да и нет у меня никаких способностей, вот и не подумал!», - пронеслось в голове недовольного всем этим поворотом мермеида.
Тем временем, совершенно не обращая больше никакого внимания на застывшего посреди каюты тритона, акулид занялся своими делами. Укрепив магией практически весь остов судна, черноволосый акулид подплыл к столику у стены, раскрыл дверцы под ним и что-то стал там переставлять.
Наруто терпел достаточно долго, ожидая, хоть какой-нибудь реакции, но устав ждать не пойми чего, не выдержал.
- Ну, и? – недовольно спросил тритон, присаживаясь на большое ложе у противоположной стены, специально засаженное особыми мягкими водорослями для сна.
- Что, и? – не отвлекаясь от своего занятия, переспросил акулид.
- Как что? Что делать будем? Как долго продлиться буря? Или у вас тут они такие частые и короткие, что это ненадолго? Да и вообще, ты собираешься представляться или как?
- Или как, - ответил на последний вопрос черноволосый.
- Ясно, - булькнул Наруто и внаглую развалился на кровати. – Тогда буду спать, пока буря не пройдет!
- Что, проспишь все четыре дня? Не знал, что мермеиды на такое способны. – Наруто показалось, что он явно услышал нотки ехидства в этом холодном и несколько режущим слух своими интонациями голосе.
- Ну, хоть что-то узнал, - буркнул самому себе Наруто.
Прошло несколько минут, в течение которых тритон даже успел пригреться на мягком ложе и задремать, как его разбудил голос акулида и отсутствие звуков переставляемой посуды, слышавшийся до этого.
- Надеюсь, ты не прожорливый, так как моих запасов с умеренным использованием хватит только на эти четыре дня. Впрочем, я всегда могу закусить тобой, если ты все сам сожрешь. – Спокойно проговорил акулид.
- Что-о-о?! – взвился Наруто. – Как это мной закусить? Ты что, каннибал???
- Почти, - ухмыльнулся впервые за все время знакомства акулид и продемонстрировал при этом свои заостренные зубы в кривой улыбке.
Молодой тритон во все глаза уставился на эту зубастую улыбочку, затем провел языком по своим зубам, пощупав лишь четыре острых клыка: по два сверху и снизу, - Наруто тяжко вздохнул и булькнул:
- Темная бездна, да я прям завидую! – Нару действительно в этот момент хотел такие же зубки, как у этого темного незнакомца. К тому же теперь мермеиду стало понятно, отчего акулиды из посольства не улыбались. – Слушай, а ты язык себе не режешь нечаянно такими зубами? – громко с интересом поинтересовался тритончик у черноволосого акулида, сильно удивив его таким вопросом.
- Не приходилось…
Буря набирала силу, отчего становилось все более шумно. Вскоре Наруто прекратил попытки заговорить с акулидом просто из-за того, что и так уже почти кричал, и связки устали. Что удивительно, но шум бури действовал на мермеида усыпляющее. Вот еще недавно тритончик хлопающими глазами следил за странными занятиями акулида, а через мгновение он уже спал сладким сном, свернувшись калачиком на мягком ложе.
Черноволосый акулид, наконец, заметив тишину со стороны незваного гостя, обернулся и увидел спящего тритона.
- Вот наглец, - вслух тихо выразил свое мнение акулид, затем подплыл к высокому шкафу, открыл дверцу и достал оттуда одеяло из волокон специальных водорослей.
Фыркнув еще раз от такой беспечности некоторых цветастых мальков, акулид накрыл тритона одеялом и вновь вернулся к своим занятиям.
«Решил на свою голову, а главное, хвост, провести время бури в одиночестве!», - мысленно возмущался акулид, - «И ведь все подгадал! И приход бури, да еще и такой длительной. И приезд посольства, с которым нет никакого желания встречаться именно сейчас. Даже свое любимое убежище подготовил!.. Я учел все!.. Кроме появления какого-то нахального малька на моей территории! И ведь не выгонишь – пропадет… Откуда он вообще свалился мне на хвост?! Да еще и сейчас, когда навалилось столько проблем!..»
Акулид уже предчувствовал, что время бури пройдет на этот раз явно неспокойно и совсем не так, как было запланировано. Но он и представить не мог, насколько его собственные предположения окажутся далеки от реальности.

~ 4 ~

Наруто проснулся от того, что ему было тесно и как-то непривычно. Еще окончательно не вернувшись в бодрствующую реальность, тритон отметил, что у него не две, а почему-то три руки, причем одна из них с довольно острыми черными когтями.
В недоумении посмотрев на лишнюю конечность, тритончик стал подниматься взглядом от тонких пальцев с когтями, узкого запястья и выше. Итогом стало то, что Наруто перевернулся на спину и увидел позади себя спящего черноволосого незнакомца. Нахмурившись, «золотая рыбка» пытался понять, что делает в его постели какой-то незнакомец, пусть и довольно симпатичный.
И только спустя мгновение вдруг пришли воспоминания, что постель, в общем-то, не его, как и комната, да это и не дворец вовсе. В момент раздумий о том, что делать дальше, акулид вдруг во сне подтянул к себе тритона поближе и, уткнувшись в пискнувшего Наруто как в игрушку, снова засопел.
«Э-э-э??? Это что еще значит?! Я ему что, вместо подушки, что ли?», - с негодованием думал тритончик, пытаясь принять решение, как лучше выкрутиться из ситуации. Но подергав плавником в попытках выбраться, Наруто вдруг уставился на свой хвост и разглядел переплетение своего золотистого хвоста с черным хвостом акулида.
«А-а-афигееееть!», - пронеслась единственная мысль в абсолютной пустоте, образовавшейся от увиденного в голове Наруто. Подергавшись и услышав где-то над ухом несколько агрессивное шипение акулида, тритончик пришел к выводу, что пока что выбраться не сможет, да и быть покусанным или надкусанным, тут уж как повезет, не хотелось. – «Как там Дей говорил? Расслабься и получай удовольствие?.. Хмм, и насколько это был дельный совет?..»
Похмурившись в раздумьях еще пару мгновений, послушав завывания бури, Нару вдруг поймал себя на том, что снова сонно хлопает глазами.
«А ну их, эти мысли! Спать хочу! Проснусь, потом подумаю…», - на такой позитивной мысли тритончик снова заснул, на этот раз уткнувшись носом в крепкую грудь акулида.
Пробуждение Саске, как звали акулида, было тоже незабываемым. Еще не открыв глаз, но проснувшись, акулид подумал: «Хмм, буря в самом разгаре… интересно, с кем это я на этот раз спал?»
Открыв глаза и мельком окинув обстановку, акулид сообразил, что находится не дома, а в своем любимом убежище. Вспомнил он и то, что рядом был лишь неожиданный гость тритон, еще почти малек. Чуть нахмурившись, Саске восстановил в памяти, что закончив дела, решил тоже вздремнуть, к тому же и погода располагала к отдыху. За неимением другой кровати акулид лег на свое ложе, тем более, что оно было вполне просторным. Но в какой-то момент он перевернулся и по привычке подтянул к себе, словно подушку, что-то буркнувшего во сне тритончика, так и не проснувшегося от действий Саске.
Но вот когда именно тритончик успел перевернуться и теперь оказался к нему лицом, прижимаясь к груди, Саске сказать не мог. Возможно, в любой другой ситуации его насторожило бы такое пробуждение в компании с неизвестным. Но почему-то рядом с забавной, хоть и не в меру наглой золотой рыбкой, как окрестил про себя тритончика Саске, ему было спокойно, и интуиция молчала, как медуза.
Акулид в задумчивости разглядывал забавного и довольно симпатичного тритона. Золотистые пряди недлинных волос, которые, будь они длиннее, смотрелись бы еще лучше. Забавные симметричные полоски на щеках, по три с каждой стороны. Аккуратные ушки с прозрачными золотистыми плавничками. И глубокие удивительные лазурные глаза…
Только рассмотрев чудесные по цвету глаза, до Саске, наконец, дошло, что тритончик, вообще-то проснулся.
- Доброе утро… - неуверенно булькнуло это белобрысое недоразумение.
- Хмм… по моим внутренним ощущениям сейчас еще ночь.
- О… эмм, а ты не выпустишь меня? Мне как-то, знаешь ли, непривычно, - недовольно закончил тритончик, слегка махнув хвостом.
- Угу…
Расплетя переплетенные непонятно в какой момент конечности оба надолго замолчали. Саске решил заняться своими магическими опытами, которыми и планировал изначально заниматься во время бури. А вот золотистый тритончик, умяв свою половину скромного завтрака, сначала молча и несколько настороженно наблюдал за акулидом. Затем повздыхав, все же решился на разговор:
- Слушай, у тебя здесь скучно!
- Хочешь веселья – можешь отправляться наружу. – Спокойно, не отвлекаясь от смешивания ингредиентов, ответил Саске. – Там тебе скучно точно не будет.
- Ха-ха-ха. – Делано посмеялся тритон, - Не смешно! Я вообще-то предлагаю хотя бы пообщаться. Нам же еще четыре дня здесь булькать.
- Вообще-то уже меньше, и то, это если прогноз был достаточно точным. – Проговорил черноволосый акулид и уже тише добавил, - Хотя этот змей еще никогда не ошибался… зараза…
- Чего? Я не расслышал.
- Ничего.
На некоторое время тритон утих, затем повозился, проплыл по периметру комнаты, посмотрел в окно на стену из взвешенного песка, бьющегося в стекло, снова повздыхал и полез от любопытства к опытам Саске.
- Так, - нахмурился акулид. – Либо ты не мешаешься, либо я за себя не отвечаю.
- А что я сделал-то?
- Сядь!
- Ладно-ладно, - примирительно отплыл на широкую кровать тритончик и, обхватив свой хвост, стал раскачиваться из стороны в сторону. – А что ты можешь сделать в гневе? – полюбопытствовала эта золотая рыбка.
- Покусаю. – Буркнул акулид, сортируя свои магические ингредиенты.
- Ну да… это весомый аргумент, - хмыкнул мермеид. Замолчав на некоторое время, тритончик воскликнул, - О! Я знаю! Давай я тебе буду сказки рассказывать и истории. Я много знаю! Итак, однажды в стране западных морей, в мермейском городе…
Тритончик, совершенно не считаясь с желание акулида слушать или не слушать сказки, стал рассказывать. Некоторое время Саске хмурился, но чуть погодя поймал себя на том, что прислушивается к некоторым рассказам. А еще ему почему-то нравился тембр голоса этого тритона. Хмыкнув на мысль, что в роду этого золотистого явно были сирены, акулид продолжил свои занятия.
День прошел вполне сносно, по мнению Наруто. Акулид оказался достаточно спокойным. Ничего особо от Нару не требовал, кроме, разве что, вести себя тихо и не мешаться. И даже утреннее странное пробуждение под задумчивым несколько изучающим взглядом черных глаз теперь казалось не таким уж и настораживающим.
Тритончик уже засыпал, когда почувствовал, что акулид ложиться рядом.
- Э-э-э… и что ты собираешься делать? – решился задать вопрос Нару.
- Странный вопрос. Я спать собираюсь. А кровать, к тому же моя, тут всего лишь одна. Так что смирись или спи на жестком полу, я не держу.
- А-а-а… да нет, мне и так удобно, - булькнул Наруто и, повозившись, через некоторое время заснул.
Не таким уж и удивительным для обоих было пробуждение на следующие утро. Снова каким-то непонятным образом акулид и тритон переплелись хвостами, но теперь Наруто оказался прижат спиной к груди Саске. В смущении, по крайней мере, для тритона, расплетясь, оба занялись привычными по прошлому дню делами. Буря еще не утихла и обещала продлиться еще некоторое время.
Еще один день в неожиданной компании подошел к концу. Ложась спать, Наруто не ожидал услышать что-либо от акулида, однако:
- Тебя наверняка ищут, золотая рыбка, - хмыкнул черноволосый, еще занимаясь своими магическими делами. – Ты похож на домашнего малька.
- Да сколько можно! – Нару даже сел на кровати от негодования. – Я уже взрослый! Мне исполнилось восемнадцать циклов!
- Что-то не похож ты на взрослого, но дело твое… малек, - Наруто был настолько возмущен, что не обратил внимания на изменившийся тон акулида. Теперь черноволосый незнакомец шутил или подкалывал тритона, как умел.
Булькнув что-то в адрес острозубых нахалов, Наруто закутался с головой в одеяло и улегся спать. Некоторое время он шумно вертелся, мысленно негодуя, но вскоре успокоился и заснул.
«Скорее бы закончилась буря», - думал в это время Саске. – «А то я начинаю чувствовать незапланированное. А ведь на мне ответственность, так что… так что я не могу себе позволить лишнее… или могу?..»
Кинув взгляд на спящего и милого во сне тритончика, акулид решил еще позаниматься, чтобы уже точно устать и заснуть, крепко заснуть до утра.
«Еще день, еще от силы один день и мы сможем покинуть эту каюту… иначе…»
Как ни старался улечься подальше от мермеида, Саске утром все равно обнаружил сжимающим в своих объятьях гибкое стройное тело тритончика. Это было так естественно – изгибы, гладкость кожи и даже цвет. Казалось, что они идеально подходят, будто дополняя друг друга.
Чуть приоткрытые во сне губы его «золотой рыбки» были удивительно нежного розового оттенка. «Интересно, а такие ли они сладкие на вкус, как кажутся?», - мелькнула мысль Саске.
Не осознавая, что делает, акулид чуть склонился к таким близким нежным губам. Губы действительно оказались сладкими. Хотелось их целовать и целовать, и попробовать на вкус, углубляя поцелуй.
Нару проснулся от каких-то незнакомых, но приятных ощущений и недостатка кислорода. Жабры явно не справлялись. Открыв осоловевший взгляд лазурных глаз, Нару оторвался от губ черноволосого акулида, хватая ртом воду и пытаясь отдышаться.
«Надо же, я целовался с ним и его острые зубы совершенно не мешались…», - пронеслась глупая мысль.
- Прости, - прошептал акулид и вновь припал к губам.
Снова поцелуй и такие жаркие руки, мягко оглаживающие спину, плавники на предплечьях и чешую. Наруто чувствовал, как низ живота напрягается. Чешуя шелестит о чешую, оставляя приятное ощущение. В специальной складке, спрятанной в чешуе внизу живота, стало набухать мужское естество, и тритон ощущал такой же напряженный узел, трущийся об него, у акулида. Несколько мгновений и складки уже не скрывали оба эрегированных члена. Саске опустил руку вниз, соединил члены между собой и плавно, мягко провел по ним рукой вверх и вниз, вызвав стон у Наруто от этих ощущений.
Пальцы тритона уже давно запутались в коротких черных прядях, а губы ненасытно терзали рот акулида. В это время второй рукой Саске плавно спустился по ложбинке поясницы золотистого тритона и ниже, туда, где под чешуей был спрятан столь желанный узкий вход.
От возбуждения Наруто, чешуя приоткрыла его вход. Огладив отверстие, акулид оторвался от поцелуя, посмотрел в затуманенные лазурные глаза и, чмокнув еще раз в губы мермеида, повернул того к себе спиной. В следующее мгновение напряженная возбужденная плоть уже медленно входила в жаждущее быть наполненным тело тритона, заставляя Наруто от впервые испытанных ощущений застонать.
Два гибких тела переплелись, хвосты обвились друг об друга, сплетая тела еще теснее, еще ближе. Наруто умудрился повернуть голову назад и требовательно приникнуть к губам акулида. Саске оглаживал руками грудь любовника-тритона и его возбужденное естество, в то время, как внутренние стенки тела Наруто стимулировали напряженный член акулида.
В любовном экстазе два переплетенных тела кружились в воде, мягко и плавно, то поднимаясь, то опускаясь.
Наруто застонал, и его плоть от мягких и ритмичных касаний-поглаживаний Саске излилась светлой вязкой жидкостью, медленно растворяющейся в воде. От запаха возбуждения тритона от аромата соков его любви, акулид, тихо зашипев, бурно и сильно излился в глубины такого тесного и требовательного тела тритона, при этом прикусив основание шеи Наруто. Оставив печать на любимом теле, Саске вновь впился поцелуем в розовые губы, так и оставаясь внутри любовника. Инстинкты требовали этого и оба им подчинялись.
Поцелуй был нежным, ласкающим. Мужская плоть Наруто уже вновь спряталась в специальном кармашке внизу живота, а задний проход еще пульсировал от испытываемого, накатывающего волнами наслаждения. Через несколько минут акулид, наконец, покинул тело любовника, и вновь проход скрылся за чешуей.
От испытанного экстаза оба плавно опустились на постель. Саске раньше пришел в себя и теперь мягко и осторожно гладил столь любимые черты лица и перебирал золотые пряди волос. Наруто, отойдя от оргазма, впервые в его жизни испытанного от проникновения в свое тело, открыл глаза и поднял на любовника несколько удивленный взгляд лазурных глаз.
- Прости, - пробормотал золотистый тритон.
- За что, золотая рыбка? – хмыкнул Саске.
- Я и не думал, что на такое способен.
- Тогда и ты прости меня.
- За что? – повторил вопрос акулида Наруто.
- За то, что останавливаться не намерен. – Усмехнулся черноволосый и потянулся к губам Нару за новым поцелуем.

~ 5 ~

Весь день и остаток ночи прошел для любовников сладко. Под утро оба уснули, особенно крепко при этом спал Наруто. Он и не догадывался, что в его организме уже зародилась новая жизнь, и именно поэтому столько сил требовалось ему из сна.
Неудивительно, что первым проснулся акулид. Глянув с любовью, столь неожиданно расцветшей в сердце, на милые черты его золотой рыбки, и засмотревшись, только спустя мгновение Саске понял, что буря прошла и море вновь спокойно.
«Что же, раз так получилось, то стоит сделать предложение по всем правилам…», - с мягкой улыбкой, столь редко появлявшейся на лице акулида, подумал Саске.
Первым делом он накрыл на стол завтрак, так как не знал, когда проснется его рыбка, и успеет ли он вернуться до момента пробуждения. Приоткрыв дверь, акулид тихо выскользнул из каюты. Поиски более-менее подходящей жемчужины не должны были надолго затянуться. Тем более, что на примете у Саске уже была одна такая жемчужница. Акулид плыл со всей возможной скоростью, чтобы успеть, как можно раньше вернуться обратно.
«Забавно, я нашел свою любовь, но так и не узнал имени моей золотой рыбки. А ведь он еще в первый день предлагал», - подумал с улыбкой Саске, - «Ничего, я это исправлю!»
Через несколько минут после того, как уплыл акулид, проснулся Наруто. Улыбнувшись и мягко потянувшись всем телом, от кончиков пальцев, до кончика хвостового плавника, тритон вдруг понял, что чего-то ему не хватает, и не просто чего-то, а кого-то. Открыв глаза, Нару посмотрел по сторонам, и улыбка сползла с его лица.
«Буря закончилась…», - констатировал разум, - «Буря закончилась, и он уплыл…», - мысль почему-то показалась колкой и горькой, вызвав неприятные ощущения, словно его лишили чего-то жизненно-важного.
«Как глупо… а я-то подумал…»
Нару резко всплыл из кровати и ринулся к приоткрытой двери каюты. «Домой… домой… надо домой… там будет легче!..»
Золотистый тритончик так торопился, погруженный в свои сомнения и мысли, что не заметил накрытого завтрака, иначе точно бы задумался о том, зачем акулиду его было бы оставлять на столе.
Выплыв из остова корабля, Нару заозирался по сторонам, пытаясь понять, где именно акулид укрыл его конька. Справа раздалось тихое ржание, и тритон поспешил на звуки. Мгновение и в сторону вод мермеидов быстро мчится на морском коньке золотистый тритон.
Долгий путь домой, усталость физическая и эмоциональная сделали Наруто безэмоциональным и слабо реагирующим. В столице Искандер был переполох. Пропажа младшего принца, его поиски и разразившаяся в Запретных или Закатных водах акулидов буря, затруднившая поиски, - все это заставило столицу и дворец повелителя бурлить.
Минато, первым приплывший к конюшням после услышанной новости о появившимся принце, сначала ругался, потом обнимал сына, затем выспрашивал о том, где малек пропадал. Но Кушина, подоспевшая вовремя, тут же своего супруга осадила и увела своего золотого любимого малька в его покои.
В своей комнате Наруто почти сразу лег на кровать и уснул. А вот его мама Кушина осталась сидеть рядом. Перебирая золотистые пряди волос, она с любовью смотрела на сына. Кому, как не матери знать, что в жизни ее ребенка наступили перемены? К тому же русалка из клана Узумаки имела особый дар, и сейчас он ей подсказывал о грядущих переменах.
Поцеловав Наруто в золотистые локоны, красивая аловолосая русалка, взмахнув своим темно-красным хвостом, выплыла из комнаты сына. Почти сразу за порогом Кушина подверглась атаке своего семейства. И Минато, и их старшие сыновья, - все желали знать, как там их золотая рыбка.
- Все хорошо. – Утихомирила родных Кушина. – Нару здоров, но некоторое время будет раздражительным и капризным.
- Милая, наш малек и так постоянно себя ведет подобным образом. Мне куда интереснее знать, где он был все это время. – Ответил Минато.
- А вот этот вопрос я вам запрещаю задавать! – Кушина сверкнула своими фиолетовыми глазищами на своего русала и сыновей. – Захочет – расскажет и сам. Кстати, что там с тем договором с акулидами, милый?
- Дорогая, ты же и так знаешь их условие-просьбу…
- Пригласи их и скажи, что готов пересмотреть свое решение.
- Но я не го… - Кушина мягко, пальчиком закрыла рот мужу, не дав ему договорить.
- Пригласи, а там видно будет.
- Ладно, пусть будет так. Но ты мне просто обязана все объяснить!
- Всему свое время, - лукаво и несколько игриво проговорила русалка, и уплыла, красиво извернувшись и махнув хвостом.
Минато мечтательно вздохнул, подумал о недоделанных делах и… и услышал смех сыновей, прикрытый покашливанием.
- Ничего-ничего, сами еще узнаете, что это такое, быть рядом с любимой.

***

Вернувшийся с жемчужиной Саске был удивлен, разозлен и опечален, не найдя своего золотого тритона. Акулид уже собрался на поиски, как к его убежищу приплыл один из его доверенных акулидов.
Все последующие события Саске воспринимал не иначе, как в мрачных тонах. Сначала доклад посольства, в котором не постеснялся поплыть его дед Мадара собственной персоной. Дед хоть и отошел, официально, от дел клана, но в реальности до этого было еще далеко, да и не стремился Саске к тому, чтобы принять бразды правления в свои руки, особенно после произошедшего с его братом…
Затем новость о том, что мермеиды не согласны на условия деда. Саске даже почувствовал успокоение от услышанного, и вот, буквально через некоторое время снова послание от правителя Минато о пересмотре вопроса и приглашение в Искандер.
Услышав новость, Саске сильно разозлился и в гневе разнес свой кабинет. Но подумав, что может заняться поисками своей «золотой рыбки», скорее всего прибывшей из Искандера, акулид успокоился и согласился с доводами деда.
Путь в столицу мермеидов прошел еще быстрее, чем до этого, так как темный принц спешил. Саске не обратил никакого внимания на торжественный прием мермеидов, намереваясь отправиться на поиски своего тритончика как можно скорее.
Умело проскользнув мимо своего почетного караула, Саске плыл по дворцовому саду, направляясь в сторону города, как услышал довольно знакомый голос.
- Да вы что, издеваетесь? Я терпеть не могу синие гортенизии! Я же сказал, нежно-голубые! По слогам могу произнести: не-жно го-лу-бы-е!!! А не синие!
- Будет исполнено, принц.
- Нару, но я же сам слышал, как ты говорил о синих. – Раздался мужской голос, заставивший Саске напрячься.
- Нет! Я точно помню, что говорил о голубых! Ты что, Нагато, меня не любишь? Поэтому смеешься? – в столь родном для Саске голосе послышались слезы.
В душе акулида был хаос: чувства счастья и радости от нашедшейся потеряшки, и жгучая ревность от слов, что кто-то еще может любить его… ЕГО ЗОЛОТУЮ РЫБКУ И БЫТЬ РЯДОМ!!!
Глаза акулида стали алыми угольками, мелькнул темный хвост и вот, в одной из малых зал-оранжерей дворца возник, словно из ниоткуда, разозленный принц акулидов.
- Принц Учиха? – удивился Нагато.
- Ты-ы-ы! – обличительно и гневно воскликнул Нару, вскакивая из мягкого губчатого кресла.
- Кто посмел прикоснуться к тебе? – зашипел Саске и, быстро подплыв к золотому тритону, заключил того в крепкие объятья, не позволяя вырваться, но и не причиняя боли. При этом акулид с ненавистью смотрел алыми глазами на опешившего Нагато, а потом и на появившегося на пороге комнаты Яхико.
- Да ты…ты… ты идиот! – воскликнул Наруто, упираясь в крепкую, будто каменную грудь акулида. – Это мои братья! И вообще, ты сам меня кинул! Бросил меня одного! – злился Наруто, но буквально тут же его мордашка скуксилась и он зарыдал. – У-у-у… ты бросил мен-я-а-а-а… а я… а я уже столько всего себе напридумыва-а-а-ал!
- Да ты о чем, Золотая рыбка? – опешил Саске, держа в объятьях плачущего тритона. – Я же за брачной жемчужиной уплывал. Я вернулся, а тебя и след простыл.
- Правда? – шмыгнул носом Наруто. Приступ слезливости прошел быстро, будто его и не было.
- Да, даже сейчас она у меня. – Саске достал из поясной сумки ракушку жемчужницу. – Ну, теперь ты никуда не сбежишь?
- Неа, - покачал радостно головой Наруто.
- Будешь моим супругом… э-э-э…
- Наруто Узумаки! – быстро подсказал тритон, радостно шевеля хвостом. – А ты?
- Саске Учиха, - хмыкнул акулид.
- Я согласен быть твоим супругом, Саске! – громко заявил Наруто и тут же впился поцелуем в губы акулида.
А застывшие в сторонке Нагато и Яхико в недоумении смотрели на парочку сумасшедших.
- Нагато, а что здесь только что произошло? – не отрывая взгляда от целующихся, спросил тихо рыжеволосый.
- Яхи, точно не знаю, но, похоже, наш малек оказался не так прост и наивен.
- Это что, свадьба, что ли будет?
- Похоже на то…

Конец..?


Спешл или Непоседливая Беременная Рыбка

Свадебная церемония, соединившая младшего принца мермеида и наследного принца акулидов, была пышной яркой, а главное неожиданной. Но если подводные жители столицы Искандер, хотя и задавались вопросами, но предпочитали при этом не пропустить празднеств, то королевская семья Намикадзе-Узумаки, в особенности подводный повелитель Минато желал узнать хоть какие-то подробности знакомства его любимого сына с принцем акулидов Учиха Саске.
Добиться более-менее нормального или хотя бы понятного ответа от сына Минато так и не смог. Наруто делал вид, что не понимает всех намеков венценосного отца. Повздыхав в компании своих старших сыновей, также пребывавших в недоумении от столь быстрых перемен в семейном статусе их младшенького брата, мермеиды все же решили просто наслаждаться праздником. Лишь Кушина прятала ехидную улыбку, вот уж русалка точно знала если не все, то многое, но делиться своими выводами повелительница не торопилась – уж очень ей нравилось наблюдать за своим мужем.
Саске был счастлив заполучить свою золотую рыбку, однако… однако были и некоторые огорчения. Акулид смог только поцеловать своего тритончика на самой церемонии, но как только он пытался с Наруто уединиться где-нибудь в закутке, комнате и даже в заросшем саду, тут же где-то поблизости появлялся либо сам повелитель мермеидов Минато, либо его сыновья, старшие братья Наруто.
- Все! – высказался тихо акулид, прижимавший к себе законного, правда, хихикающего супруга. – Я так больше не могу! В конце концов, у меня брачный период жизни! Жемчужный лунный цикл!
Медленно раскачивающийся на подводных волнах неподалеку от очередного закутка Дейдара лишь глазами похлопал, когда мимо него быстро проплыл акулид, держа за руку своего супруга.
- А как же разворачивание подарков? – спохватился Дей, всплеснув своим синим хвостом с черными плавниками, и поплыл вслед за парочкой.
Празднество еще продолжалось, мермеиды столицы и акулиды посольства отмечали союз двоих влюбленных, но вот сама парочка новоиспеченных супругов, верхом на морском драконе Саске уже уплывала в сторону вод акулидов.
- Дорогая! Я не могу найти нашего сына!
- Которого?
- Как которого?! Наруто!
- Он уже уплыл с супругом в его воды.
- Что-о-о???
- Мин, не переживай ты так. Увидишь нашу рыбку через девять лун.
- Почему так долго? И почему именно девять лун??? Жемчужный цикл же всего одну луну!
- Узнаешь, - загадочно улыбнулась Кушина и потянула Минато на танец.
Наконец, первая брачная ночь. И что удивительно в том же самом месте – в каюте затопленного старого корабля. Акулид посчитал это самым тихим местом из всех возможных.
Медленно освободив свою рыбку от всех брачных украшений, Саске наслаждался тем, что его Наруто тоже снимает с него его собственные украшения. Затем был долгий сладкий поцелуй. Как же хорошо, когда при этом никто не маячит на горизонте и не прерывает столь интересное занятие на самом интересном месте.
На этот раз акулид не спешил, губами и руками исследуя столь желанное гибкое тело мермеида. Оба уже были возбуждены, отчего из потайных складок внизу живота появились напряженные члены. Саске поцелуями спустился по торсу любимого и ниже, туда, где за небольшой дорожкой золотой чешуи вздымалась напряженная плоть супруга.
- Только не откуси, - нервно хихикнул Наруто, однако не отстранился.
Хмыканье Саске, уже облизывающего твердую горячую плоть, прошлось волной удовольствия по всему телу мермеида от кончиков черных плавников, до головы, заставив тело выгнуться. Через несколько мгновений трепетных ласк, акулид потерся всем своим телом о гибкие изгибы любимого и, извернувшись, вошел в жаждущие глубины своего тритона.
Вновь сплелись в водах в неповторимом танце тел две фигуры с длинными чешуйчатыми переплетенными хвостами. Золото с черной тьмой. Плавники, губы, руки, сплетенья гибких тел, способных, казалось, повернуться под почти немыслимым углом.
Глубины тритона мягко и крепко держали естество акулида, периодически сжимаясь, Наруто стонал от испытываемых ярких и приятных ощущений прямо в губы своего супруга. Оглаживая развевающиеся в воде золотистые пряди волос и удерживая голову для поцелуя, Саске второй рукой доставлял удовольствие Наруто, мягко и с той же ритмичностью, что ощущал сам, оглаживая немаленькое достоинство мермеида.
Но ничто не вечно, даже в воде под луной, и танец, длившийся и миг, и вечность тоже окончен. Фигуры плавно, обессилено опускаются в мягких объятьях воды на пол капитанской каюты.
- Люблю тебя, моя золотая рыбка, - шепчут губы прямо в ухо, задевая нежные ушные золотистые плавнички.
- И я тебя, Саске. Люблю. – Отвечает взаимностью Нару, засыпая в любимых объятьях.
***
Только через десять дней Саске был все-таки вынужден покинуть ставшие такими родными комнаты и каюты его логова-корабля. Прибывший за внуком Мадара лишь хмыкал на тяжелые, хоть и тихие вздохи Наруто.
И вот вскоре перед всадниками морских драконов, на одном из которых за супруга крепко держался Наруто, предстала скалистая долина, усеянная удивительной красоты фиолетовыми кораллами разных оттенков, в которой расположился город Тессен – столица небольшого государства акулидов.
Казалось бы, ну, насколько могут отличаться подводные города друг от друга? Но различия были. Нару во все глаза рассматривал темно-синие постройки жилищ акулидов с резкими линиями, но при этом казавшиеся привлекательными своей неповторимой чуждой красотой. Среди жителей города были не только сами потомки акульего племени, встречались и тритоны, русалки из самых разных вод мира – они выделялись своей яркостью от преимущественно темных, почти черных оттенков чешуи синего, бордового, зеленого и сиреневого цветов, присущих акулидам.
Во дворце в огромном полутемном, но величественном зале, где между гладких черно-серебристых колон во мраке четко виднелись лучи света, непонятно как оказавшиеся на такой глубине, Наруто ждал сюрприз.
- Ну, на-а-адо жшше! Нашшш принцссс, наконецсс-то, вернулссся! – прошелестел голос откуда-то из мрака, заставив Нару оглянуться.
Из темной глубины на свет выплыл удивительно бледный, но при этом с чернильно-черными длинным волосами тритон, как подумал Наруто. В первую очередь принца Узумаки поразили яркие золотисто-желтые глаза тритона, и только чуть погодя пришла мысль: «Бездна темная! Да, чего же у него такой хвост-то длинный?! Э-э-э… он морской змей???»
Только выплыв чуть вперед на освещенный участок меж колонн, змей устроился прямо на своем длинном, улегшимся черными кольцами хвосте.
- Да, я вернулся. – Просто ответил Саске.
- И ка-а-ак? Ссстоило оно того, учшшшеничшшек?
- Учитель, я вас и так прекрасно понял. Занятия буду продолжать.
- М-да-а-а? Ксстати, когда приведешшшь сссвоего сссупруга на осссмотр? – желтые глаза тут же устремились взглядом на Наруто, моментально спрятавшегося за Саске.
- Я против! – заявил тут же золотистый мермеид.
- Зачем осмотр? – нахмурился Саске. – Мой супруг здоров.
- М-да-а-а? Зссначшшит показалось… - Тонкие губы змея расползлись в ехидной улыбке. – Есссли чшшто, обращщщщайтесссь…
И змей почти лениво неторопливо уплыл, снова скрывшись во мраке.
- Не обращай внимания на Орочимару. – Проговорил Саске. – Он всегда такой. Ладно, поплыли, покажу наши покои, пока еще кто не выплыл ко мне с важным делом.
Так началась семейная жизнь во дворце акулидов. Все было замечательно, пока не…
- Саске, отстань, я сегодня не хочу! – надутые губы тритончика не видно, но прекрасно слышно его тон. Наруто зарылся в подушки, подушечки и одеяла на огромном царском ложе их спальни.
- Ты уже неделю ничего не хочешь. – Фыркнул Саске, начиная раздражаться. – Я соскучился, в конце концов!
- Займись всеми теми делами, что ты и так откладывал. – Булькнул недовольно Нару, зарываясь еще больше в постели. – И прикажи принести мне сладких улиток. Есть хочу… - тихо добавил мермеид.
- Есть, спать, капризничать, - перечислил Саске. – А я? Когда дойдет очередь до меня?
- Да я и рад с тобой просто поваляться в обнимку! Да ты же пристаешь! А я не хочу!!!
- Ксссо! – тихо прошипел акулид и резко выплыл из спальни. А Нару так и остался дуться под одеялом, обложившись подушками.
- Бака… - булькнули из-под одеяла.
Весь дворец с удивлением наблюдал все более мрачнеющего принца и начавшего еще больше капризничать его супруга-мермеида. Мадара терпел, терпел, да и не выдержал:
- Саске, когда ты уже, наконец, успокоишь своего беременного супруга? Он ведь явно страдает от твоего недостатка внимания! Внук, хватит уже баклуши бить и мелькать своим хвостом везде, но только не в своих комнатах.
- Да я и так пытаюсь с ним наладить отношения! – начал Саске, - Я… - вдруг он замолк, - Постой, как ты сказал?
- Что, как сказал? Говорю, что хватит бить баклуши!
- Нет, до этого!
- Что твой супруг страдает от невнимания.
- Дед!
- Хмм… так ты что, не понял, что твоя рыбка уже носит под сердцем малька? Ну, не ожидал, внук, не ожидал.
Последнюю фразу Саске уже не слышал, быстро плывя в сторону своих покоев. А вот там его ждал погром.
- Хочет он, видите ли! – ругался Наруто, методично добивая какую-то ракушку до состояния пыли. – Он все хочет и хочет, а я что? А я не хочу! *Дзинь* Я хочу просто ласки! *Бряк!* Мне приятны переплетения тел, но не сейчас! *Ба-бах!* Думает он тем, что в потайной складке располагается, а не головой! *Хрясь* Да я!..
Мермеид бухтел и бухтел, целенаправленно устраивая погром точно в центре комнаты. А вот Саске с глупой улыбкой за супругом наблюдал. «Я действительно глупая каракатица, раз не понял, в чем дело…»
- Принесите мне еще посуду! – громко закричал Нару, зная, что слуги всегда дежурят у дверей спальни. – Хочу еще побить… - тихо булькал тритончик, когда сзади его сжали в таких знакомых объятьях. – Ну, что, опять? А я снова тебе говорю, что не настроен! – дулся и хмурился Нару.
- Знаю, - тихий шепот у ушного плавничка. – Хочу просто обнять тебя и сказать, что люблю.
- Правда, что ли? – удивился Нару. – С чего вдруг? Я все равно не дам!
- Люблю тебя и нашего будущего малька.
- Какого малька? Ты вообще о чем?! – опешил Нару.
Саске замолчал, а потом рассмеялся, тепло, мягко, отчего у тритончика стало легко на душе.
- А я-то думал, почему ты молчал? – хмыкнул Саске, поднимаясь и за руку поднимая супруга. – Поплыли.
Нару не сопротивлялся, не понимая, с чего вдруг супруг так поменялся, ведь еще недавно бурно возмущался. Приплыв к самым дальним дворцовым комнатам, принадлежащим Орочимару, Саске уговорил Наруто на обследование у их дворцового колдуна, а по совместительству и лекаря.
Змей выпроводил принца за дверь. Но вот когда изнутри через некоторое время послышались недовольные вопли его золотой рыбки, треск и звук чего-то разбившегося, акулид решил вернуться в комнату. И перед его носом мелькнул золотой хвост унесшегося куда-то мермеида, ругающегося на плыву.
- Шшшшебутной у тебя сссупруг, - недовольно заметил Орочимару, разглядывая свой приведенный в хаос кабинет. – Обссследовать теперь буду его только у вассс в ссспальне. Пусссть ссссвои вещщщщи громит!
- Нару все-таки беременный? – решил уточнить акулид.
- А то! Я ещщщще в первый день тебе намекал! Чшшшто за учшшеник недотепа мне досссталссся? – уже явно обращаясь к самому себе прошипел Орочимару.
Теперь Саске любую прихоть, любой каприз и даже недовольно булькающего супруга воспринимал с такой радостью, что слуги лишь удивлялись, а девушки-акулиды и русалки умилялись. Впрочем, вскоре Наруто стал более спокойным. В такие моменты, когда тритон мягко улыбался, казалось, что он светится.
Через полтора лунных цикла в Тессен прибыл Минато со своей семьей, не удержав своего любопытства в узде. В себя шокированного новостью о беременности сына повелителя приводил Мадара и подключившийся к этому делу Орочимару, жалующийся при этом на плохо воспитанного Наруто. Кушина в это время возилась с сыном, по секрету тому что-то рассказывая из семейных тайн по беременности. Братья Наруто восприняли новость хоть и с удивлением, но явно легче, чем их отец. Вскоре посольство отбыло на родину, но каждые десять дней прибывал курьер-мермеид с письмами, подарками и посылками для Наруто, в обратную дорогу забирая послания замужнего принца-тритона.
Наруто нежился в объятьях своего супруга, прижимаясь спиной к его груди. Животик беременного мермеида уже стал заметным, и Саске любил скрещивать на нем свои ладони. Совсем скоро, через пару лунных месяцев тритончик должен был родить.
- Ммм, Саске? – чуть завозился Нару.
- М-да? – мурлыкнул в ответ акулид, поглаживая своего любимого.
- Я хочу.
- Чего, моя рыбка? Скажи, я исполню.
- Да ты не понял! Я хо-чу! – булькнул тритончик.
- Эмм, чего хочешь? – так и не понял акулид.
- Да тебя я хочу! Тебя! – повернулся в объятьях Наруто и припал жадным поцелуям к губам супруга.
Саске опешил от удивления, но тело само собой уже отвечало на поцелуй, без участия сознания. Первый за долгое время секс был мягким нежным, но страстным. Наруто был ненасытен, требуя еще и еще. Сказать, что это обрадовало акулида, это преуменьшить правду. Однако в течение месяца Наруто стал еще более ненасытным.
Сидя на каком-то собрании, Саске еле сдерживал зевок. Он не высыпался, потому что Наруто теперь постоянно требовал внимания супруга и не просто абы какого внимания. Нару требовал доказательств любви акулида, причем физических.
Собрание закончилось, остались лишь Мадара и Орочимару по своим вопросам.
- Вижу-вижу, - хмыкнул Мадара, - Наруто скоро родит.
- А? – сквозь зевок удивился Саске.
- Ссссмазка, - прошипел Орочимару. Но получив от принца Учиха непонимающий взгляд, тяжело вздохнул и объяснил, - Тритону требуется сссмазка для будущщщих родов, вот он и ненасссытен. Сссоветую взсссять отпуссск, - съехидничал змей. – То ли ещщще будет!
В последние недели Саске хотелось лишь есть, спать и отдыхать – непоседливый беременный Наруто его залюбил. Затишье настало только за несколько дней до родов.
Саске нервничал, не находя себе места, он метался из стороны в сторону в холе перед его комнатами. Наруто рожал, и присутствовали там лишь Орочимару и Кушина, приплывшая четко в срок. Тишина и отсутствие звуков из комнат акулида напрягали.
- Расслабься, Саске, - спокойно проговорил Мадара.
- Не могу.
- Хорошо, тогда не расслабляйся, - пожал плечами старший акулид, развалившись в мягком кресле из морской губки.
Только спустя несколько часов, когда Саске уже даже устал нервничать, из покоев медленно выплыл Орочимару.
- Ну, позсссдравляю, молодой отецссс… - Не успел змей закончить фразу, как мимо него промелькнула темная молния быстро вплывшего в комнаты Саске.
На большом ложе среди подушек сидел его любимый супруг с милой, но чуть усталой улыбкой на лице, держа на руках маленький сверток. Посмотрев на быстро вплывшего акулида, тут же застывшего в нерешительности у кровати, Наруто хмыкнул.
- Мальчик, - улыбаясь, проговорил Нару. – У тебя сын, Саске. – Тритон протянул руки со свертком супругу.
Саске неуверенно присел рядом с любимым и принял маленький сверток на руки. Нару развернул ткань и акулид увидел пухленького малька. Сморщенная, недовольная чем-то мордашка, палец во рту, который усиленно сосал малек, черные прядки волос на голове и пухленький хвостик: черная, переливающаяся чешуя и золотые плавнички с удивительными лазурными прожилками.
- Он прекрасен. – Прошептал удивленный Саске. Ему трудно было понять, как из их любви получилось такое живое чудо. На шум малек открыл свои большие глазенки. И Учиха утонул в этих лазурно-синих омутах серьезных глаз.
- Угу, - хмыкнул Нару. – Весь в тебя!
- Как его назовем? – тихо поинтересовался Саске, не отрывая взгляда от своего малька.
- Менма. – Сразу же ответил Наруто.

Вот теперь точно Конец!.. *наверное...*

@темы: Ketsunne, Наруто, Саске, саске/наруто, фанфики

Комментарии
2013-04-14 в 21:47 

]{etsunne
Мы живем в Иллюзиях, мы живем Иллюзиями, и сами Мы тоже чьи-то Иллюзии... (с)
Эмм, хотелось бы комментариев :shuffle2::shy::kapit:

2013-04-15 в 20:58 

Snaily9
Клево получилось)

2013-04-15 в 20:59 

Snaily9
Клево получилось)

2013-04-15 в 21:11 

]{etsunne
Мы живем в Иллюзиях, мы живем Иллюзиями, и сами Мы тоже чьи-то Иллюзии... (с)
Snaily9, спасибо! :heart::heart::heart:

2013-04-16 в 21:58 

Кицуне-тян
Творец, как самый большой в мире начальник, тоже любит идиотов! (Фирсанова)
Довольно интересно, но непонятно что с Итачи, да и родителями - стоило бы пару предложений о них сказать ;)
И еще меня немного смутила столь быстрая влюбчивость Саске, но это уже на вкус и цвет фломастеры разные)
В следующий раз постарайтесь подробнее немного расписать - у вас мог бы получиться неплохой макси)

URL
2013-04-16 в 22:09 

]{etsunne
Мы живем в Иллюзиях, мы живем Иллюзиями, и сами Мы тоже чьи-то Иллюзии... (с)
Кицуне-тян, я в данной работе и не планировала макси (у меня и так, как не работа, так макси :elf: ). А по поводу Итачи и родителей, на это планируется отдельная Сказка :angel2:
Спасибо за отзыв!:dragon2:

2013-04-16 в 22:33 

ахСосна
Если быть настоящим грешно, то я промолчу.
Простите, а у вас нигде целым файлом не выложен текст, просто так качать удобнее было бы :shuffle:

2013-04-17 в 15:31 

]{etsunne
Мы живем в Иллюзиях, мы живем Иллюзиями, и сами Мы тоже чьи-то Иллюзии... (с)
ахСосна, эмм, в смысле в формате текстового документа? :-(
Нет, пока нигде не выставляла. Разве что на сайте ficbook.net/readfic/691955 есть возможность просмотра "Версии для печати (все части)". Я сама так сохраняю страницы в формате html и потом в "читалке" читаю.
Вариант с заморочками, но пока только так :thnk:

2013-04-17 в 17:58 

Кицуне-тян
Творец, как самый большой в мире начальник, тоже любит идиотов! (Фирсанова)
]{etsunne, утешили) будем ждать)
Кстати, а что мешает сохранить весь текст в ворде и дальше в любой формат?

URL
2013-04-17 в 18:15 

]{etsunne
Мы живем в Иллюзиях, мы живем Иллюзиями, и сами Мы тоже чьи-то Иллюзии... (с)
Кицуне-тян, Кстати, а что мешает сохранить весь текст в ворде и дальше в любой формат?
Я не совсем поняла: вы про мой текст говорили? так он у меня и есть в ворде.
Просто привела пример с текстами фф, когда хочется почитать их в оффлайне. Опять же, если текст длинный то копировать его вручную нудно, страницу сохранить проще ;-)

   

Посиделки с Кицуне

главная