Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
21:01 

Я стёр свою жизнь. Глава 10.

Eneriel
Пиздец мировых масштабов в пределе одного человека
Название: Я стёр свою жизнь.
Автор: Eneriel
Соавтор/Муза: Ки-тян ^^
Персонажи: все канонные по первому сезону.
Пейринг: Саске/fem!Наруто
Рейтинг: R
Жанр: romance, AU(!)
Размер: макси (планируется)
Саммари: Наруто не в состоянии больше осознавать собственную беспомощность. Помощь от Кьюби не может быть бескорыстной, но именно за неё он цепляется с отчаянной решимостью. Возможная расплата - ничто по сравнению с возможностью сделать счастливым себя и одного человека...
Предупреждения: смена пола, OOC Наруто/Саске/всех. А вообще берем в расчёт все возможные предупреждения, так на всякий случай. Мало ли куда автора фантазия закинет. плохое слово
Примечание от автора: Наруто помнит о прошлой жизни и позиционирует себя как парень. Поэтому когда повествование идет как бы от его лица, то его описывают в мужском роде. Все остальные знают, что он женского пола и именно так его и воспринимают.


Человек чувствует уверенность в двух случаях — когда ему есть, на что надеяться, и когда надеяться уже не на что…
С каменного потолка срываются капли, одна за одной, с оглушающим звуком приземляясь в одно и тоже место. Это бьёт по напряженным нервам. Сакура не отрываясь следит за мерно вздымающейся грудной клеткой Узумаки. Если верить внутреннему времяощущению, прошло не так уж много времени как этот человек - Орочимару как то воздействовал на разум девочки, и та потеряла сознание. Сакура рассматривала её так, словно видела впервые в жизни. События последних месяцев буквально заставили маленькую куноичи осознать необходимость перешагнуть через то, что было до того когда они стали одной командой.
Когда ты испытываешь страх, гнев, безысходность – хотя бы одно из этих трех чувств тебе не на кого полагаться кроме самого себя. Все меняется, если ты - один из тех, кого в древние времена называли теневыми убийцами.
Каждый уважающий себя и свою нацию ребенок знает кто такие ниндзя. Прежде всего - это образ, элита и та цель, к которой ты стремишься, даже не обладая возможностью применять техники и древние знания. Даже если у ребенка нет предрасположенности к применению чакры, он или она все равно продолжают восхищаться воинами прошедших времен. С самого раннего детства, будучи совсем малышкой, Сакура очень любила читать исторические свитки, что в бесчисленном количестве хранились в её семье. Но еще больше она любила рассказы своего дедушки. Старший мужчина постоянно чему-то учил её, в виде игр или же сказок на ночь. Именно он раскрывал ей глаза на прошлое и дарил знания. Очень много знаний. Образ его немного стерся из памяти, но Сакура отчетливо помнила его наполненные мудростью, подернутые пеленой усталости глубокие васильковые глаза. Только от него девочка могла узнать действительно что-то ценное - вот как она думала тогда и по сей день. Именно из его уст она получила бесценные знания об истории их общей семьи.
Вначале она просто узнала, что когда-то в их роду был только один ниндзя, которому выпала честь служить Императору. Затем – что ниндзя могли называться не все шиноби поголовно. Сакура могла гордиться своей семьей.
Это был самый обычный день, когда дедушка, улыбаясь, подошел к ней, держа в руках древний, готовый вот-вот осыпаться, совсем небольшой по размерам свиток. Самая драгоценная реликвия семьи Харуно. Как пояснил мужчина – это были записи, что вел великий предок. О чем родители отчего-то не посчитали нужным рассказать своему единственному ребенку, чтобы в будущем Сакура смогла сохранить все это уже для своих детей.. Там было написано: Ты не имеешь права называться шиноби, если не в твоих силах взять свои чувства под контроль. Лишь полное спокойствие и душевное равновесие должны быть твоими вечными спутниками. Только на них ты можешь положиться.
Благодаря урокам и тем тренировкам, что были описаны в свитке, Харуно Сакура смогла развить и по-настоящему оценила всего одно свое качество - самоконтроль.
Маленькая куноичи вовсе не была без сознания. Все то время, с того момента как их всех вывели из строя, она лишь притворялась, воспользовавшись тем, что на неё обратили меньше всего внимания. До последнего Сакура надеялась, что у неё получиться предпринять хоть что-то, что поможет выбраться, или по крайней мере выиграет немного времени.
Пещера, в которой они оказались, была очень темной и нагоняла ужас. Ей просто не было конца. То тут, то там зияли темные провалы ответвлений, в свете огней завораживающе блестели кристаллы и скопления минералов. Словно клыки росли сталактиты и сталагмиты. Даже факелы, словно бы заботливо развешенные в особо темных местах, больше настораживали, давая тусклый, жутковатый свет, постоянно треща и сыпя искрами. Сакура глубоко вздохнула, стараясь как можно сильнее заполнить свои легкие. Тем не менее, успокоившись, приложив необходимые для этого усилия, как сразу становились видны слабые стороны подобного места. Например, она подметила цвет. Основа пещеры - камень, был насыщенного фиолетового цвета с редкими вкраплениями синих песчинок. Она была уверена, что не будь здесь никакого источника света, они бы светились.
Это место было наполнено странной, холодной чакрой.
- Что вам от нас нужно?!
Сакура судорожно вздохнула, смаргивая первые слёзы.
- И что Вы сделали с Наруто?! Немедленно отвечайте, иначе я за себя не ручаюсь!
- Боже-боже, Саске-кун, разве так тебя учили разговаривать со взрослыми твои родители? Или.. - издевательская усмешка- не успели?
- Да как Вы смеете!.. - он оборвался сам себя, когда его внутренности скрутило от леденящего душу ужаса.
Страх — Это самое первое чувство, которое мы испытываем в жизни. Как бы сильно ты не был бы уверен в том, что все твои эмоции крепки и стабильны, если ты столкнешься с тем, что заставит тебя его испытать, то считай, что проиграл заранее. Ты потеряешь возможность думать, мыслить достаточно здраво. Потому что если страх настигнет тебя — последнее, о чем ты будешь думать, так это как справиться с ним. А потом будет слишком поздно, поскольку в этом мире нельзя поддаваться такому чувству как страх. Ты просто не выживешь. Немного запустишь - и он перерастет в ужас. Чтобы у тебя был хотя бы призрачный шанс на спасение. Почему именно спасение? Наличие страха подразумевает опасность. Не важно, надуманная она или реальная. Тем не менее, наличие страха - это правильно. Пусть страх и парализует, но если ты будешь готов, это поможет телу собрать необходимые силы для решающего рывка.
Мозг Учихи продолжал посылать сигналы одеревеневшему телу, он кричал сам себе, что это всего лишь техника, обман. Этот Орочимару ничего не сделает ему..
А почему?
Ему что- то от него нужно. Именно от Саске. Причем настолько сильно, что он не побрезгует пойти на самые подлые уловки.
Гнев - это такое чувство, которое хуже всех остальных поддается контролю. Это энергия, и в некоторых случаях эту энергию можно использовать с пользой.
Он подобен зажженному факелу внутри организма. Чем больше внешних проявлений гнева подавляется, тем сильнее обжигает огонь внутри. Он разрушителен. Его невозможно убить, пряча в себя. Людям нравится, большинству совершенно неосознанно, какую силу дает чувство гнева. С ним не справиться, как бы сильно не было твое желание. Он ничем не уступает по силе страху. Информация, поступающая в мозг при вспышках ярости, отличается от действительной картины происходящего. Поэтому нам трудно объяснить после свои собственные действия. Гнев притупляет чувство вины и понимание справедливости.
Безысходность - чувство, делающее тебя опустошенным.
- К тому же.. О чем ты, Саске-кун. Разве похоже, что мне что-то нужно от вас? И что же такого мне могут дать дети?
Змеиный ублюдок противно ухмылялся. Саске очень хотелось ему врезать.
- Хорошо, тебе нужно что-то именно от меня. Я прав?
- Интересная точка зрения, Саске-кун. Не поделишься своими умозаключениями?
Мальчик нахмурился сильнее. Мужчина обладал неприятной особенностью - говорить так, что собеседник начинал сомневаться буквально во всем.
Но не на того напал.
- Это слишком логично. Даже странно, что такой человек как Вы, который производит впечатление далеко не посредственного шиноби, не смогли сами проследить за ходом моих, как Вы выразились, умозаключений.
Цель была достигнута. Несмотря на внешнее спокойствие, Орочимару однозначно был задет. Это могло стать неплохим отвлекающим маневром.
Как когда то сказала Наруто, Саске мастерски удавалось нарываться, даже просто сохраняя молчание.
Сам мальчик предпочитал думать, что подруга всего лишь неровно к нему дышит.
Саске прижимает Наруто к себе так крепко, словно от этого зависит его собственная жизнь. Она ужасно горячая. Температура тела повышается с каждой минутой. Саске не понимает причину, но сдерживающие печати, подло наложенные на подругу врагом — реагируют на это, словно на движение чакры.
Сакура смаргивает злые слёзы, прилагая все возможные и невозможные усилия, чтобы вернуть себе контроль над телом. Ей страшно, но страх, вопреки, только подстегивает её действовать, вовсе не парализуя.
Девочка смотрит, как в полуметре от нее все сильнее бледнеет Наруто. От кожи уже исходит пар, её тело буквально горит изнутри.
Орочимару наблюдает с нескрываемым восхищением.
- Как... трогательно.
Человек в плаще стоит неподвижно. В отличие от змеиного Санина, что творится в его голове - непонятно.
Неприятный, резанувший уши треск заставил дернуться всех, кто находился в пещере. Вмиг побледневшая Сакура стеклянными от ужаса глазами уставилась на то, как медленно плавятся путы, обвивающие тело Узумаки, и как вместе с возникающим из ниоткуда пламенем трескается словно фарфор её кожа, отваливаясь небольшими кусками, являя миллиарды темных, почти черно-багровых каналов чакры, с несущимися по ним потоками темно-оранжевых вспышек.
Пламя. Оно было везде. Самым страшным было то, что эпицентром стала Узумаки. Всполохи огня насыщенного багряного цвета струились от её тела, словно хвосты демона.
Если бы Сакура могла, то бы закричала от ужаса.
- Что происходит?! - собственный голос был неузнаваем для Учихи. Очередное страшное воспоминание, которое оставит свой след, если он выживет. Если сможет с этим жить.
Орочимару оставался невозмутимым, несмотря на то, как был поражен на самом деле. Он и представить не мог, что такое могущественное создание как Девятихвостый демон будет запечатан в теле ребенка. Нецелесообразность и откровенная глупость подобного решения, кем бы оно ни было принято, вызывало в нём как в ученом чувство негодования. Но видеть его результат - не самый успешный, но определенно завораживающий - было выше понимания. Не успел осознать свою смерть — так быстро она его настигла. Его душераздирающий вопль потонул в треске убивающего, всепоглощающего бардового огня.
Когда клетка осыпалась пеплом, Саске, игнорируя боль во всем теле, подскочил на ноги, бережно прижимая к себе обмякшее тело Наруто.
В голове не было ни одной здравой мысли, кроме бившейся неконтролируемой паники.
Сакура подскочила сразу же, как только вновь почувствовала своё тело, и побежала вперед, лишь крикнув Учихе следовать за ней. Если она была права и пещера - всего лишь результат воздействия испарения чакровых потоков разлагающегося тела, то основная её часть не больше чем обман зрения.
Когда умирает по-настоящему сильный шиноби - его не хоронят, как всех. Его могли похоронить здесь, но это произошло явно раньше, чем появилась Коноха. А если пещера была всего лишь вместилищем, то могла быть и ловушкой.
Главное понять, как из нее выбраться.
Пещера, по которой они бежали, все не кончалась. Сакура готова была начать ругать саму себя за излишнюю самоуверенность. Ведь это ей принадлежало решение сбегать именно по этому ответвлению пещеры! А если именно она была иллюзорной ловушкой и им теперь никогда не выбраться из этого бесконечного скопления чакры?!
Отчаяние накатывало волнами, с каждой секундой вынужденного пребывания в сверкающей темноте. С каждой секундой изнурительного, словно бы бессмысленного бега в зияющую чернотой неизвестность.
Свет, прорвавшийся сквозь гущу листвы, окружающих небольшой скалистый вход, не принес облегчения. Пролезая сквозь них, Саске старался уменьшить контакт лишенной верхнего слоя кожи Наруто с внешним миром, до дрожи в поджилках боясь причинить её еще большую боль. То, что девочка была без сознания, не помогало ему справиться со своими чувствами.
Сакура настороженно и в то же время быстро оглядела окружающую их местность. Было непонятно, в какую сторону двигаться. Девочка уже собиралась спросить у Саске, что им делать дальше, как совсем рядом от себя она ощутило неестественное дуновение ветра. Дернувшись за спрятанным в потайном кармане кунаем, Харуно напрягла все свое тело до самого последнего нерва. Зеленые глаза нехорошо прищурились, пытаясь разглядеть невидимок.
По опыту куноичи заставила себя приготовиться к тому, что это может быть вовсе не необходимая им помощь.
Анбу, отправленные на поиск не вернувшихся в штаб детей, застыли, скованные охватившим их потрясением. Взгляды всех троих приковала малышка, что напоминала сейчас окровавленный кусок мяса. Им, несомненно, многое довелось повидать, но чтобы нечто столь ужасное…
У какого монстра хватило духу так поступить?
Решить, как подступить к явно напуганным и настроенным крайне враждебно детям им не дали они сами. Девочка с ярко-розовыми волосами, сжимающая в подрагивающей бледной руке кунай, смотрела на них так, что ни у кого даже сомнения не возникло, что в данный момент она была способна положить их всех.
Однако они нуждались в помощи.
- Вы не подойдете!
Стоило Анбу в маске цапли сделать попытку приблизиться в открытую, как Сакура заняла нападающую стойку, отведя руку с кунаем чуть назад и вверх, выставив правую ногу для опоры.
- Сначала я требую, чтобы вы представились соответственно кодексу Анбу! Какаши-сенсей научил меня ему, так что обмануть не удастся!
Мужчины переглянулись.
Тот, что был в маске тигра, заговорил спокойным, доверительным тоном.
- Мы понимаем, что вы напуганы, и даже представить не можем, что с вами произошло, но одному вашему товарищу необходима срочная медицинская помощь…
-Не трогайте её!
Сакура вздрогнула и посмотрела назад. В глаза ударил тошнотворный багровый, и девочка со всхлипом резко отвернула голову. Это было ужасно. Но еще ужаснее было осознание того, что не в её силах облегчить боль Узумаки.
Харуно не хотелось думать о том, что это может быть последние часы жизни Наруто. Последние и самые мучительные.
- Мальчик, отпусти, иначе мы не сможем...
- Я сказал, что вы её не тронете!
- Саске-кун... - беспомощно пролепетала Сакура. Она ничего не видела из-за застилающих её глаза слёз.
- Не лезь, Харуно!
Старший Анбу, в маске тигра, что возглавлял поисковой отряд, дал знак своим людям не делать резких движений. Когда ты имеешь дело с напуганным ребенком это во много раз хуже, чем столкнуться с превышающим тебя по силе врагом. Потому что против него не страшно применять всю свою силу. В их же случае был совершенно противоположный принцип работы.
Анбу в маске сокола, с собранными в высокий хвост волосами попытался сделать несколько шагов по направлению пострадавшей девочки, но был остановлен своим командиром. Последний, улучив момент, когда дети не смотрели на анбу, и знаками показал Соколу зайти сзади мальчишки, и действовать уже оттуда. Жестко, но необходимо. Сам же командир в этот момент постарался отвлечь внимание детей на себя, попытавшись еще раз достучаться до них:
– Мы должны помочь вашей подруге..
Командир молился всем богам, чтобы это чертово задание завершилось без потерь…
Саске плакал навзрыд, прижимая к себе бездыханное хрупкое тело, сгоревшей в собственном огне Узумаки Наруто.
В тот момент ему показалось, что жизнь закончится с последним ударом её сердца.
– Все будет хорошо, поверь мне.. – как сумасшедший повторял он, шепча слова, словно молитву и надеясь, что его услышат и поверят.
Орочимару повезло, что он умер до того, как Саске принял решение отомстить ему.
Люди, которые были ему дороги, продолжали покидать его.
Но определенно, не в этот раз.
Кто-то оглушил его со спины.
Наруто чувствовал боль, но словно на периферии, не осознавая до конца, что эти ощущения принадлежат ему, а не являются игрой воображения, что малодушно закинуло его в отголоски памяти из несовершившегося прошлого. А еще он слышал голос, который звал его настолько отчаянно, что едва трепещущее сердце сжимало словно стальными тисками.

Капитан поискового отряда выжидающе наблюдал за детьми, терпеливо выжидая момент, чтобы начать действовать.
Дедушка говорил Сакуре, что необходимо помнить - страх не только твой враг.
Харуно чувствовала, как дрожит каждая её поджилка, упрямо смотря в темноту провалов на масках, больше концентрируя свое внимание, нежели стараясь разглядеть ответный взгляд. Какая-то часть разума твердила ей, что необходимо довериться, что стоять так вечно невозможно и если напротив действительно враг - им уже не спастись. Даже если бы Саске был в порядке, у них бы ничего не вышло. Тем более, что может сделать она одна. С раненным товарищем на руках.
Сарутоби Хирузен по воле своей судьбы привык принимать рискованные, а порой не совсем справедливые решения.
Старый мужчина выдохнул белый густой дым из своей любимой трубки. Присутствие Анбу он ощутил за несколько секунд до того, как те постучали в его кабинет.
- Ну, что ты можешь мне сказать? - чуть прищурившись, спросил он у мужчины в маске тигра, на висках которого уже пробивалась седина. Тот заговорил не сразу, старательно подбирая слова. Часто ему приходилось решать за других. Еще никогда за всю свою жизнь он не сомневался в принятых им решениях.
Два желтых глаза из-под краев темно-бардового капюшона с усмешкой наблюдали за Конохой с высоты птичьего полета.
Саске очнулся в больничной палате, тут же крепко зажмуривая глаза. Хатаке Какаши, что сидел возле его кровати, облегченно выдохнул.
- Я рад, что ты пришел в себя.
Саске лишь жестко хмыкнул.
Безысходность — это не отсутствие выхода, а незнание его местонахождения.
Мужские слёзы — либо полная безысходность, либо абсолютная слабость.
Наруто плавал в темной тягучей воде. Это было такое странное чувство. Наруто вспомнил, что в миг переноса души в тело младенца, та была уже здесь. Но тогда все чувства были словно отрезаны, она даже испугалась тогда, но Лис объяснил, что так душа подстраивается под тело. Тогда в глубине души было страшно и волнующе, а сейчас, как ни странно, в душе был покой. Но вот поверхностные желания, если можно так остались.
Поверхностными их назвал Лис, объяснив, что из-за чувств Наруто не может пока вернутся в тело – адреналин, который хлынет в кровь, убьет её. После объяснения Лис ушел латать тело. Наруто еще бурно возмущалась, что должна быть тут одна. Но со временем успокоилась и плыла, разбираясь в своих чувствах. Это нужно было, чтобы скорее очнуться и увидеть Саске.
Саске. Наруто думала о нем постоянно, попав сюда. Она помнила всплеск чакры при открытии печатей, и могла лишь надеяться, что Саске остался жив.
Нет, так не пойдет! Саске жив! И никак иначе! Потому что иначе нет смысла возвращаться…
Наконец пришла пора разобраться в себе. Наруто хотелось наконец сделаться цельной, ведь её раздирало прошлое и настоящее. Безумно хотелось забыть прошлое и наслаждаться настоящим, но Саске хотя и показал, что в этой реальности он совсем другой, но Орочимару напомнил, что не нужно забывать, почему она здесь.
«Ками-сама, как же хочется уйти от всего … начать заново… с чистого листа…» - мысли текли вяло, но эта мольба имела право быть услышанной. Как когда-то.
- Но прошлое никуда не денется, Наруто. – никогда голос Лиса не был таким печальным и серьёзным. - Оно будет напоминать о себе, и когда-нибудь ты точно сойдешь с ума.
Приложив усилия, Узумаки резко заткнула уши. Нет! Она не хочет слышать! Она? Мальчик замотал головой. Светлые, чуть отросшие пряди замотались из стороны в сторону. Как же она запуталась… совсем… и помочь некому… Ощущения были как в детстве, когда бежишь, неожиданно спотыкаешься… падаешь… весь воздух из легких… И лежишь… и не можешь вздохнуть… и кажется, что уже никогда не сможешь дышать… А все проходят мимо, не обращая внимания на бедного ребенка. Сироту, которого ненавидят.
Но ведь её любили. Разве нет? Каждый житель старался помочь хоть чем-то.
Или все-таки его ненавидели?
Голова шла кругом.
Что поменялось? Что стало ключевым символом, подменившим мальчика на девочку, а презрение – на любовь?
Нужно вспомнить и решить, как сделать себя цельной. Нужно самой выбрать, а Лис поможет. Или самому? Самой? Почему Кьюби не хочет подсказать? Это ведь и его тело тоже. В какой-то степени. Нет. Неправильные мысли.
Все наладится. Все будет хорошо, нужно только расслабиться и вновь собраться…
...Наруто резко выгнулся на кровати и зашелся в беззвучном крике, широко распахнув глаза. Глубокая синева ярко выделялась на белизне опутывающих лицо – как и все тело – бинтов. Чье-то сбитое, с явными хрипами дыхание достигло слуха. Понадобилось время, чтобы осознать – дышала она сам.
Узумаки Наруто продолжала пребывать в этом бренном мире. Однозначно не забытая богами.

@темы: фанфики

Комментарии
2013-04-13 в 00:24 

nastasia_neko
Эмоционально сильная глава, особенно сильно зацепило пробуждение Наруто:wow2:
мне нравится ваша работа:vo: и с каждой главаой все больше;-)
Жду продолжения;)

2013-04-13 в 10:17 

Рождение настоящей команды №7 , а Орочи правельно сделал что умер иначе Саске долго и со вкусом
изводил бы его своей мстёй.

URL
2013-05-02 в 22:02 

Eneriel
Пиздец мировых масштабов в пределе одного человека
Главу задержу еще. Меня свалила болезнь. Возможно, придется потерпеть еще недели две, но это максимум! -Здоровья автору!-

2013-05-05 в 18:38 

Выздоравливайте и пишите.

URL
   

Посиделки с Кицуне

главная