14:24 

Игрушка

]{etsunne
Мы живем в Иллюзиях, мы живем Иллюзиями, и сами Мы тоже чьи-то Иллюзии... (с)
Название: Игрушка
Автор: Ketsunne (]{etsunne)
Пейринг: Итачи/Наруто
Рейтинг: NC-17
Жанр: романтика, ангст, POV, Hurt/comfort
Размер: миди.
Саммари: Учиха Итачи, которого за глаза называют "Королем мафиозного мира", покупает в дорогом салоне ничем не примечательного, кроме своей внешности юношу с пустым взглядом. Вот только игрушка сломана. И зачем такая вещь мафиози?
Состояние: закончен
Дисклеймер: все права на оригинальных персонажей принадлежат Масаси Кисимото (Масаши Кишимото).
Предупреждение: слеш, OOC, AU, насилие, изнасилование, секс с использованием посторонних предметов
Размещение: только с моего разрешения!
От автора: Фанф посвящается, прежде всего, автору заявки Tiara_van_Hosen
Считайте мир фанфика параллельной вселенной. Название мест оставляю таким же, но вот некоторые законы и нормы общества другие. В данном случае - это рабство, в которое попадают либо за долги, либо по доброй воле, желая найти богатого хозяина.

Гл. 1 или Покупка, Гл. 2 или Ночь и Гл. 3 или Загадка




Глава 10 или Буря

Прошла неделя. Итачи всегда доверял своей интуиции, и сейчас она ясно намекала, что появились вдалеке темные тучи грядущей бури.
Первым звоночком было то, что Гаара, также бывший в курсе всего происходящего, доложил о том, что кто-то наводил справки о купленном в салоне господина Ооноки ярком блондине. По всем параметрам, которые указывали расспрашивавшие, становилось понятно, что им нужен был именно Наруто.
Еще через пару дней один из крупных мафиози подотчетного Учиха района попросил о встрече с Итачи. Во время этих переговоров Ита ясно видел, что мафиози, бывший главой своей группировки уже достаточно давно, сейчас нервничал. Конечно, перед неопытным взглядом немолодой мужчина, сидевший напротив Учиха, показался бы абсолютно спокойным. Но Итачи, во-первых, всегда прекрасно чувствовал людей, а во-вторых, был внимательным ко всем мелким деталям и жестам, которые сейчас явно говорили о беспокойстве.
Итогом монолога мафиози стало то, что он просил своего господина Учиха-сама о встрече с одним из крупных предпринимателей. Еще до того, как было произнесено имя этого человека, Итачи понял, что это ни кто иной, как Джирайа Намикадзе.
Именно глава корпорации «Коноха» требовал этой встречи, о том, что именно «требовал» мафиози промолчал. Он вообще оказался меж двух огней. С корпорацией так просто не разделаешься, но и «некоронованный король» Итачи – тоже страшный человек.
Учиха же и так уже внутренне был готов к такому повороту дел. Теперь все зависело от того, как пройдут эти, так называемые, переговоры. Поэтому спокойно, а главное, не проронив ни слова, Итачи встал и направился со своей охраной к выходу. Один из подчиненных мафиози, выступавшего своего рода посредником, недоуменно поинтересовался:
- Э-э-э, босс? Так какой ответ короля? Он отказался что ли?
- Нет, если промолчал, то значит, что-то решил. – И мафиози даже как-то успокоился внутренне. Он был прав, через несколько минут к ним вернулся сам Кровавый Демон.
- Через два дня. В полдень, в этом месте, - и отдал мужчине визитку дорогого ресторана. – Передашь это Намикадзе. Если он откажется от наших условий, то и встреча не состоится, - напоследок чуть хмыкнул Гаара.
Итачи, пока его машина вместе с эскортом направлялась к усадьбе, обдумывал всю ситуацию. Будь Намикадзе-старший более мелким бизнесменом, Учиха мог бы с ним вполне не считаться. Но вот корпорация, возглавляемая Джирайей, имела значительный вес, причем не только в легальном мире ведения дел. Пожалуй, по силам и влиянию, хоть и с разницей в сферах деятельности, семья Учиха, возглавляемая Итачи, была равна Намикадзе. А будучи в курсе о вспыльчивости Джирайи, Учиха желал разрешить этот вопрос по поводу Наруто если и не мирно, то, по крайней мере, выслушать чего желает Намикадзе-старший.
Итачи не был намерен отдавать своего цыпленка, но он также должен был думать, как любое решение отразится на его деятельности и его людях. К тому же, в крайнем случае, ко всем применимо утверждение: «Нет человека – нет проблемы»… даже к Намикадзе Джирайе и Учиха Итачи.
На следующий день один из людей мафиози, договаривавшегося о встрече, принес новость о том, что Намикадзе согласился. Впрочем, ему ничего иного и не оставалось.
В назначенное время в дорогом ресторане, закрытом на этот день для посетителей, ожидал встречи Джирайа. Он также прибыл со своей личной охраной. Учиха же не торопился, опоздав лишь на десять минут, и этим намекая но то, что Намикадзе нуждался в этих переговорах больше, а потому был заведомо в зависимом положении.
Итачи медленно и с достоинством присел за стол. Будто из ниоткуда тут же появился официант и стал подавать блюда. Джирайа ничего не заказывал, но, тем не менее, и перед ним были поставлены те же блюда, что и перед Учиха. С непроницаемым, спокойный и холодным выражением лица Итачи приступил к обеду… так ничего и не сказав.
Джирайа начал постепенно багроветь от такой пренебрежительности. Он был вспыльчив, и все, что сейчас происходило в этом ресторане, его жутко бесило и раздражало. Однако, он все же пока что себя сдерживал – эти переговоры действительно были ему необходимы. Намикадзе-старший с помощью детективов узнал, что у Узумаки Кушины был еще один ребенок, который появился на свет уже после расставания с его сыном – Минато. К тому же по всем сведениям, этот Наруто Узумаки был очень похож на самого Минато. Джирайе необходимо было точно знать, его ли это внук, а если это действительно так – то он желал его немедленно забрать, выкупить или что там еще этому некоронованному мафиози будет нужно.
Итачи же преспокойно обедал. Он не настолько был голоден, но просто желал вывести Намикадзе из себя. К тому же ему было интересно, как долго продержится этот старик.
Через пятнадцать минут молчания под звуки лишь приборов о фарфор, Джирайа все-таки не выдержал:
- Сколько еще вы будете есть? Я пришел на встречу, а не на обед в вашей сомнительной компании, - ядовитый тон пока еще более-менее спокойного голоса свидетельствовал о той точке кипения, к которой уже подошел Джирайа.
Итачи лишь поднял свой спокойный взгляд, промокнул салфеткой аккуратно рот и взял в руки бокал с виноградным соком. Да, именно соком, хотя и смотрелся он как красное вино. Итачи нужен был трезвый рассудок, не отуманенный спиртными парами.
- Я вас, Намикадзе-сан, внимательно слушаю, - спокойно проговорил Учиха, пригубив напиток.
- Не делайте вид, будто не понимаете смысла нашей встречи! – окончательно вспылил Джирайа. Затем сделал глубокий вздох и попытался взять себя в руки, - Я желаю выкупить раба, что вы приобрели в салоне Ооноки-сана.
- У меня нет рабов.
- Что? Вы же купили три месяца назад себе игрушку! Я прекрасно об этом осведомлен.
- Да, купил.
- Ну так продайте! Что в этом такого? – Джирайа даже откинулся на спинку стула, полагая, что все дело лишь в цене, - Можете указать любую сумму, и я вам ее заплачу. Даже торговаться не буду.
- Как я вам, Намикадзе-сан, уже сказал, у меня нет на настоящий момент рабов. – Полюбовавшись на то, как Джирайа снова начинает багроветь, Итачи продолжил, - Тот, кого вы назвали игрушкой, уже не является таковым. Он свободный человек.
- Тем проще! Я желаю забрать мальчишку к себе. Если желаете, могу оплатить все расходы по его проживанию в вашем поместье и даже добавить сверху.
- Наруто вполне самостоятельный молодой человек. К тому же у него нет намерения куда бы то ни было уходить. Наруто Узумаки является членом клана Учиха. Так что я не вижу смысла в ваших словах.
- Он мой внук! – Джирайа решил играть по-крупному. – Зачем вам он? Я могу спокойно оплатить все расходы, как уже сказал. Да я даже готов заключить с вами контракт!
- Видите ли, уважаемый, - Итачи поставил бокал на стол. Он был необычайно вежлив, и спокоен. И это пугало, по крайней мере, знающих достаточно хорошо самого Учиха. – Я прекрасно осведомлен о вашей затруднительной ситуации с наследником. Наруто был просвещен о ваших поисках, никакой тайны в том, что вы, возможно, его родственник, нет. Наруто Узумаки-Учиха не желает покидать мое поместье, как вы выразились. Думаю, вам стоит поискать наследника среди имеющихся родственников. Помимо ваших личных догадок о родстве, никакого документального подтверждения нет. Так что считаю нашу с вами беседу законченной. – Учиха вышел из-за стола, и направился спокойным шагом к выходу. Его охрана двигалась следом. Однако, бардовый от гнева Джирайа не желал, чтобы последнее слово оставалось за каким-то сопляком, как он считал.
- Ты не знаешь с кем связываешься, сопляк!
Итачи чуть остановился и полуобернулся. Его охрана была уже агрессивно настроена и готова в любой момент начать либо нападать, либо обороняться по любому жесту своего господина. Они были оскорблены таким обращением к Учиха-сама. Итачи же был холоден и как всегда спокоен.
- Вынужден вас разочаровать. Я прекрасно осведомлен о всех ваших делах, как личных, так и корпорации. Может быть, прежде чем угрожать, вам и самому бы стоило разузнать о том, с кем имеете дело? – на последних словах Учиха обернулся полностью и посмотрел прямо в глаза мужчине.
Джирайа, увидев эти черные омуты глаз внутренне вздрогнул, хотя и пытался это скрыть даже от самого себя. Этот ледяной и абсолютно безразличный взгляд мог принадлежать только человеку, который многое повидал. На молодом лице мужчины эти глаза казались чем-то чужеродным. И чем-то они напоминал скучающий взор мясника или патологоанатома, который видит перед собой не человека, и даже не тело, а просто кусок мяса. Это пугало до дрожи.
Итачи повернулся к выходу и уже беспрепятственно покинул уютный зал фешенебельного ресторана. Джирайа, посидев еще немного в той же напряженной позе, чуть расслабился и откинулся на спинку. Его охрана ждала действия своего господина. Вскоре Намикадзе встал, кинул на стол салфетку, и решительным шагом также направился к выходу.
Он осознавал, что эту партию проиграл в чистую. Но Намикадзе славился своим упорством. Сидя в машине, направляющейся к гостинице, в которой он остановился, Джирайа думал, что давно не встречал на своем пути людей, способных ему не просто перечить, а открыто противостоять. Теперь он был намерен восполнить свои пробелы, допущенные по собственной вине. Учиха Итачи был тем человеком, которого, как оказалось, стоит воспринимать всерьез.
После этой встречи прошел месяц. Итачи, поняв, что Намикадзе не отступится от решения забрать Наруто, первое время не позволял тому никуда выходить. Но постоянно сидеть взаперти блондин уже не мог. Он практически оправился от всего, что с ним произошло, хоть это и оставило заметный на нем отпечаток. И вместе с более жизнерадостным настроем к нему постепенно возвращалась его непоседливость. Уже и мастер по единоборствам незабвенный Рок Ли даже своими супер-тренировками не мог так вымотать Нару, как на первых занятиях. Молодой организм привык к нагрузкам, и блондину вдруг захотелось выбраться в город.
В этот день за покупками собралась Конан, а Наруто это услышал и неожиданно захотел присоединиться. Обычно он не проявлял никакого интереса, но, по-видимому, время его адаптации к нормальной жизни прошло, теперь пришло время для людных мест. Внутренне блондин чуть нервничал, и в то же время предвкушал – до всех печальных событий он всегда был душой любой компании, и ему было легко среди большого скопления людей.
Итачи понимал, что это тоже важный момент в выздоровлении его цыпленка, поэтому разрешил ему поехать, только охрана была выделена более усиленная, чем обычно. Вместе с Конан и Наруто по магазинам решил проехаться Кимимару, ведь в этом месяце будет конец года, а значит, стоило уже сейчас начать присматриваться к подаркам на праздники.
В огромном торговом комплексе было, как обычно, людно, шумно, но весело. Наруто, сначала немного опешивший от такой какофонии звуков, запахов и мелькавших лиц, постепенно освоился и таскал своих друзей за собой. Охрана также была всегда рядом, проверяя все вокруг.
Уставшие от бесконечных салонов, бутиков, магазинчиков и так далее и тому подобного, троица решила присесть за столик в одном из многочисленных кафе. Устроившись с удобствами они сделали заказ. Чай для Конан, черный кофе для Кимимару и капуччино для Наруто, и сладкие десерты. Конан обсуждала с Кимимару новый набор красок и несколько приобретенных кистей. Нару же сидел задумчивый. Он увидел в одном из салоном изумительную статуэтку из оникса в виде пантеры, будто бы приготовившейся к прыжку. Чем-то этот зверь напомнил ему Итачи – та же хищная грация, красота и дикое сочетание безжалостности к врагам и нежности к близким.
- Конан, - обратился Наруто к молодой женщине, - Я ненадолго отлучусь.
- Хорошо, Нару, но с тобой пойдет охрана.
- Ладно, - Наруто решил просто не обращать внимания на этих парней в темных костюмах. Что поделаешь – особенности жизни в клане Учиха.
Блондин быстро вышел из-за стола, тут же за ним следом отправилось двое из охраны. Наруто планировал быстро купить ту статуэтку и вернуться до того, как принесут десерт и его капуччино. Деньги ему выдали еще дома, но толком он их так никуда и не потратил, а вот сейчас Нару был уверен, что обязательно должен купить ту пантеру из оникса.
Кимимару и Конан остались ждать непоседливого блондина. Девушка была рада, что малыш уже пришел в себя почти окончательно. Но Конан догадывалась, что тем, прежним мальчишкой, которого она не знала, но догадывалась, каким он был, Наруто вновь не станет. Кимимару же просто наслаждался возможностью куда-то выбраться, да и этот мальчишка блондин привносил яркие краски в повседневную жизнь.
Однако, принесли уже напитки и десерт, а Наруто еще не было. Кофе стал остывать, а Конан насторожилась, она чувствовала некое беспокойство. И тут в кафе появились оба охранника, что уходили с Наруто, но их вид был несколько потрепанным. Молодая женщина сразу же поняла, что что-то произошло. Она вместе с Кимимару быстро покинула кафе, расплатившись по счету и оставив заказ практически не тронутым. Расспросив охрану и дав четкие указания, Конан тут же взяла телефон и набрала номер своего господина:
- Итачи-сан… Наруто похитили…

Глава 11 или Гостеприимство

Наруто очнулся в какой-то комнате. Мысли были каким-то вялыми и расплывчатыми. Да и обстановка была незнакомой. Лежа, по всей видимости, на кровати, Нару рассматривал убранство большой комнаты. Все говорило о том, что в доме есть достаток, если не назвать его богатством. Вычурности вроде позолоты не было, но все равно было ясно, что деньги в убранство данных апартаментов были вложены не малые.
Вдруг резко пришла мысль, что вообще-то последним воспоминанием было то, как он выходил из бутика с купленной статуэткой, потом сзади кто-то неожиданно быстро подошел и приложил к его носу и рту платок, явно чем-то смоченный. Сделав пару непроизвольных вдохов, Наруто потерял сознание.
Все это заставило блондина резко сесть на кровати. Голова чуть кружилась, но не болела. Так, он не связан, так что если его похитили, то, как ясно из интерьера, держать в казематах или, где там держат пленников, не стали. Спустив ноги на пол, Наруто осторожно подошел к двери – что же, ничего неожиданного в том, что она была заперта.
Окно также было проинспектировано. Возможно, если бы Наруто прошел весь полный курс тренировок Ли-сенсея, то смог бы с этой высоты спрыгнуть и не свернуть себе шею. Но, увы, до тренера блондину было еще далеко, так что со вздохом Нару выкинул из головы столь привлекательную мысль о побеге… пока что, а там видно будет.
Почему-то Наруто был уверен, что вреда ему не причинят. А поняв, что ничего не может сейчас сделать, Узумаки вновь лег на большую мягкую кровать и снова провалился в сон, только на этот раз естественный, а не вызванный какими-то препаратами.
Когда Наруто проснулся в следующий раз, то почувствовал себя намного лучше. Судя по тому, что свет из окна стал более приглушенный, то наступил вечер. И тут до обоняния Нару донеслись аппетитный запахи. Привстав на постели, он внимательно огляделся и увидел на столике у окна поднос с едой. И только сейчас он понял, как сильно проголодался. Наруто даже не знал, когда в последний раз ел.
На подносе оказалась прикрытая тарелка с карри и картофелем, салат из овощей и пиала с бульоном, украшенным зеленью. Был еще и маленький кувшин свежевыжатого апельсинового сока. Наруто хотел пить и тут же налил в стакан сок. Однако, взяв его в левую руку, почувствовал дискомфорт. Осмотрев ладонь, Наруто увидел небольшую дырочку как от укола в подушечке безымянного пальца. Это казалось странным, ведь подобные ранки бывают, когда берут кровь.
Впрочем, блондин был все еще голоден, а поэтому вопросы на тему незапланированных отверстий в теле решил оставить на потом. С ужином было покончено довольно быстро. И теперь, на сытый желудок, стали появляться непрошенные мысли.
Устроившись на кровати, Наруто смотрел на темнеющее небо и зажигающиеся звезды. Он думал о том, зачем его похитили. Логически рассуждая, Нару пришел к двум возможным выводам: первое – его похитители желают отомстить Итачи, либо же шантажировать его. Но в эту версию не укладывалось такое странное место заточения – слишком все было шикарно. Поэтому более реальной было вторая версия – его похитила семья его отца. Тогда понятно и взятие крови – скорее всего для анализа, является ли он действительно сыном Минато Намикадзе.
Придя к такому выводу, Наруто стал думать о родственниках. С того утра, как Ита рассказал о том, что его ищут, блондин старался гнать все мысли об отце. Он разрывался от испытываемых эмоций. Ему и хотелось увидеть того, кого так любила мама, и в то же время Нару испытывал некое чувство обиды, а порой и ненависти к тому, кто бросил их одних. Наруто с детства желал видеться с отцом, играть с ним, жить, как во всех нормальных семьях. Но самым сложным сейчас было осознавать, что Минато лежит в коме и может так и не проснуться.
К своему деду Нару тоже испытывал странные чувства. Да, он его никогда не видел и мог судить лишь по той информации, что удалось найти о корпорации «Коноха» и ее владельце – Джирайе. К тому же Наруто чувствовал, что в той ситуации с мамой и отцом Джирайа также был замешан.
Сейчас, лежа взаперти на постели, вполне возможно в доме Намикадзе, Нару не знал, как он будет себя вести, если с ним захотят пообщаться. Да и вообще, хотелось домой – к Итачи, в их спальню, где так уютно, тепло и хорошо.
Итогом всех рассуждений стало то, что Наруто все-таки хотел увидеть своих биологических родственников, но жить он желал только в особняке Итачи, где были его друзья, его настоящая семья, вытащившая его почти с того света.
Сон, как на зло, не шел, что не удивительно – проспать так много. Поэтому в полутьме – блондин включил лишь ночник – стал рассматривать комнату. К тому же тут была и дверь в ванную. Все рассмотрев, Наруто обнаружил шкаф с одеждой, причем его размера. Вытянув пижамные штаны, юноша отправился в душ. Закончив все мероприятия, блондин снова улегся в постель – раз делать нечего, так будет спать.
Утро началось с того, что Наруто почувствовал чье-то присутствие в комнате. Чуть выглянув из-под одеяла, блондинчик сел. Это была служанка, которая сейчас собиралась унести поднос с посудой от ужина.
- Э-э-э, а где я нахожусь? – Нару не знал, как обратиться, да и в пижамных штанах не побегаешь. Рваться к двери с гипотетически нулевым результатом побега из-за охраны, тоже не было желания. Так почему бы тогда не спросить?
Девушка-горничная, чуть дернулась. Она не ожидала, что гость, которого столь своеобразно привезли и поселили здесь, уже проснулся. К тому же указаний, стоит или нет отвечать гостю, она не получала. Поэтому подхватив поднос, девушка быстро отошла к двери и уже оттуда промолвила:
- В особняке Намикадзе. Я передам, что вы уже проснулись. – И не успел Наруто и рта раскрыть для нового вопроса, как дверь за горничной закрылась, и послышался щелчок. Его снова заперли.
- Замеча-а-ательно, - пробурчал Наруто, все же чуть успокоившись, что он был прав и это дом его отца и деда. Вряд ли здесь с ним будут жестоко обращаться, он же вроде бы как наследник.
С этими мыслями Нару отправился умываться, и только потом обнаружил, что его одежды нет. По-видимому, служанка уже успела ее забрать. Ходить в одном полотенце тоже как-то странно, так что пришлось снова лезть в шкаф и подбирать себе гардероб. Справившись, блондин уселся у окна, которое, кстати, никак не желало открываться, похоже тоже было запертым. Впрочем, погода не была настолько теплой, можно обойтись и без свежего воздуха. Все что оставалось юноше сейчас – это просто сидеть и ждать, все равно заняться было нечем.
Примерно через полчаса дверь открылась, и в комнату зашел молодой мужчина. По его одежде можно было сказать, что он, скорее всего, охрана.
- Попрошу вас пройти со мной, - спокойно сказал мужчина, - И не делайте глупостей.
На это Наруто лишь пожал плечами, и встал с кресла. Он все равно не планировал что-либо сейчас делать – нужно же сначала узнать, что от него хотят, а там уж видно будет. В коридоре оказался еще один охранник и под таким своеобразным конвоем: один сопровождающий впереди, другой – сзади, Наруто подошел к высокой двери. Ее открыли перед блондином и пропустили внутрь. Это оказался кабинет, как и подумал Наруто.
Высокие книжные шкафы, забитые какими-то книгами и скорее всего дорогими безделушками в виде фигурок. А посередине стоял большой письменный стол. За ним в удобном даже на вид кожаном кресле сидел мужчина в возрасте. Он был еще крепок телом, и лицо еще не столь сильно испещряли морщины, но вот волосы были уже белоснежными.
Присев напротив в одно из кресел, Нару рассматривал, по-видимому, своего деда. Пока что трудно было что-либо сказать. Тем более, что Джирайа также рассматривал его самого.
- Здравствуй. Меня зовут Намикадзе Джирайа.
- Узумаки-Учиха Наруто. – Блондин в первое время с трудом про себя привыкал к двойной фамилии, в глубине души радуясь, что носит будто бы частичку Итачи при этом.
- Знаю. Но, по всей видимости, ты все же мой внук, а значит тоже Намикадзе.
- Хмм, - хмыканье Нару подцепил от Итачи.
- Ты мог заметить, что у тебя брали кровь на анализ. Через неделю придет результат экспертизы. Но я и сейчас могу с уверенностью сказать, что ты – моя кровь.
- Как долго я спал? – Наруто решил не спорить почем зря. К тому же, Итачи все равно его найдет, где бы он ни был.
- Немного, несколько часов. Мы сейчас в Осаке. Наверное, следовало бы попросить прощение за такое бесцеремонное «приглашение» тебя в отчий дом, но этого я делать не буду. Потому как считаю, что так лучше.
- Это спорное утверждение, - пробормотал Наруто, мысленно прикидывая, что с момента похищения прошли уже сутки, и уже чуть громче сказал, - Я пленник или как?
- Ты вполне свободен, ведь являешься моим приемником, после твоего отца. – При упоминании Минато Джирайа нахмурился. – В этом доме ты полностью свободен.
- Только в доме?
- За пределы его все же выходить не следует.
- Вам стоит связаться с Итачи. Либо же дайте это сделать мне, - Наруто увидел в глазах своего деда упрямство, но все же надеялся достучаться до его благоразумия.
- Во-первых, не «вам», а «тебе». Перейдем на «ты», все-таки родня. А во-вторых, я не собираюсь никому и ничего объяснять и тебе не дам, - Джирайа даже помрачнел при воспоминаниях об Учиха.
Нару на это лишь тяжело вздохнул, думая при этом: «Тебе же будет хуже, старик. Но я тебя предупредил, а там как знаешь… Вот тоска-а… Как долго меня будет искать Ита?.. И, кстати, где моя статуэтка?»
И не успел Наруто и рта раскрыть для интересующего его вопроса, как где-то за дверью послышался шум. Потом дверь распахнулась и в комнату влетела яркая блондинка с шикарными формами. Она сразу же понеслась на Джирайю, а тот даже с лица спал при виде ее.
- Ты что умудрился натворить, пока меня не было? А? – блондинка трясла за грудки мужчину практически вместе с креслом. – Я отлучилась всего-то ненадолго! И что я слышу! Я тебя спрашиваю, старый извращенец? Сколько лет в браке, а ума так и нет! – она говорила, не переставая, а Джи даже и не пытался вставить слово в ее монолог, зная, что это бесполезно, - Мало того, что нашего сына довел до такой жизни! Женил его на какой-то неумехе! Которая даже родить не смогла! И опять же, все это натворил, пока меня не было! А сейчас?!! Что ты сделал? Как ты мог нашего возможного внука взять и запереть в комнате?!! Дурья башка! Он же ребенок! Даже если и не наш внук! Когда же ты начнешь мыслить здраво?!!
У Наруто даже глаза открылись шире от такой картины. Из того, что он уже услышал, становилось ясно, что это его бабушка. Только вот что-то не выглядела она как бабушка. Ее вполне можно было бы назвать мамой по возрасту. Но самое интересное, что тот грозный глава семьи Намикадзе – Джирайа – будто бы пропал. Он сидел и молчал, позволяя своей ненаглядной женушке трясти его вместе с креслом туда-сюда. Он чувствовал, что еще чуть-чуть и у него будет морская болезнь от такой качки.
- Да вон он сидит, - тут же перевел стрелки изворотливый Джи, за что тут же был вознагражден прекратившейся тряской.
Блондинка мигом отпустила своего мужа и переключилась на новый объект. Наруто даже немного струхнул, как-никак он был свидетелем того, насколько его бабушка, как оказалось, эмоциональна.
- О Ками-сама, как он похож на Минато! Малыш, - мягко обратилась к юноше женщина, - Я твоя бабушка Цунаде, но зови меня просто Цунаде. Договорились?
- Э-э-э, хорошо, баа-чан, - пробормотал Наруто, пытаясь рассчитать момент, когда нужно будет смыться, но не успел. К нему уже подошла эта экспрессивная женщина, его бабушка, и вытянула из кресла, при этом вертя во все стороны и рассматривая, не считаясь с самим Наруто и его желаниями.
- Ох! Какой же ты худенький! Тебя явно плохо кормили. Ну, ничего, я тебя быстро приведу в порядок!
- Э, ладно. – Похоже, что с его баа-чан лучше просто соглашаться. – А вы не знаете где моя статуэтка? Когда меня э-э-э… насильно пригласили в гости, я как раз выходил из магазина.
- Джи! – тут же бросила гневный взгляд на мужа Цунаде, - Где игрушка ребенка?
- Это не игрушка, а статуэтка! – Нару был в шоке от того, что его назвали ребенком. Однако, его никто не слушал.
- Дорогая, я сообщу охране. Может быть, ты с этим разберешься? – Джирайа надеялся, что его кабинет, а главное, его самого оставят в покое.
- И разберусь! Пошли, котенок, - Цунаде взяла за руку юношу и как на буксире потащила за собой из комнаты.
Однако в кабинете Джирайа остался не один. Следом за взбалмошной Цунаде спокойно прошел ее брат и, как всегда, в сторонке наблюдал за развивающимися действиями сего спектакля.
- Ты что, Ори, не мог ее задержать? – недовольно спросил Джи, обращаясь к Орочимару, когда его жена удалилась на достаточное расстояние. Самым удивительным было то, что Орочимару Санин хоть и являлся братом Цунаде, но был внешне абсолютно не похож. Волосы его были черными, а кожа очень бледной. Своей внешностью он пошел в мать, в то время как Цунаде унаследовала черты их отца.
- А зачем? Тем более, что сестру не остановить. К тому же, как я могу нарушать такую семейную идиллию? – усмехнулся хитрый Ори, как он позволял себя называть только в кругу семьи.
- Как прошла поездка? – перевел тему Джирайа, - Вы договорились с тем специалистом?
Орочимару тут же посерьезнел, присел в кресло и начал рассказывать о том, как прошла встреча, касающаяся нынешнего состояния Минато. Семья Санин всегда славилась своим врачебным делом. Оба наследника продолжили семейное дело и являлись на сегодняшний день одними из самых востребованных специалистов. Орочимару был первоклассным нейрохирургом, он брался за самые сложные операции, за тех больных, на которых многие уже махнули рукой. А Цунаде была достаточно известным офтальмологом. На ее счету также значились сложные операции, но уже в области зрения. Только у Цунаде помимо талантов врача была и еще одна особенность – она была не только экспрессивной, но и азартной женщиной. Поэтому Джирайе приходилось следить за тем, чтобы она много не проигралась. А еще лучше, чтобы играла в тех казино, что были связаны с его бизнесом.
-оОо-
Все то время, что прошло с момента похищения Наруто преступный мир Токио, и не только, был сильно взбудоражен. Некоронованный король развил огромную деятельность по поискам своего цыпленка. Итачи конечно предполагал, что замешан в этом мог быть Джирайа, но во избежание более печальных последствий все же начал с проверки худших вариантов, а точнее с конкурентов в теневом бизнесе.
Итогом незапланированных, и как следствие неожиданных рейдов, стало убийство нескольких слишком непокорных лидеров и формальный переход остальных под начало клана Учиха. Каждый раз Итачи был внутренне на взводе, ожидая увидеть в застенках этих банд покалеченное тело Наруто.
Когда же ярые враги закончились, а остальные как крысы затихли, Итачи как раз доложили его верные люди, следящие за поместьем Намикадзе, о появлении в его стенах нового гостя. Только после этой новости Учиха расслабился, хотя внешне это никак не отразилось.
Теперь стоило подумать, как ему поступить. Легче было лишь от мысли, что уж в доме Намикадзе блондину ничего не грозит. Но оставлять все так, как есть, было не в правилах Учиха. Да и Итачи сам не осознавал, как будет скучать по цыпленку, особенно в спальне. В его комнате все напоминало о мальчишке, поэтому возможности расслабиться не было никакой, и Ита с головой окунулся в рабочую атмосферу.
Было огромное желание взять и заявиться в поместье, и забрать Наруто домой. Да, именно домой, потому как без его цыпленка даже стены родового особняка казались не такими, как прежде.
Для себя Итачи решил, что дает срок в неделю. Если в течение этого времени Наруто никак не сможет дать о себе знать, то придется ему, Учиха, сделать еще один незапланированный визит. Но даже если цыпленок и свяжется с ними, Ита в любом случае намеревался забрать то, что принадлежит ему, и никому больше. Наруто принадлежит Итачи, и даже семья Намикадзе не остановит короля.
А пока цыпленок будет самостоятельным, Учиха основательно подготовится.

Глава 12 или Змея

Прошло несколько дней с момента «приглашения погостить». Наруто не скучал, точнее ему просто не давали. Его баа-чан оказалась очень деятельной натурой. Даже не дождавшись анализов на родство, Цунаде уже считала мальчишку членом семьи. Она называла это материнским инстинктом и постоянно повторяла, как Наруто похож на своего отца.
Оказалось, что баа-чан винила себя в том, что когда Минато привел в их дом Кушину как свою невесту, ее, Цунаде, в это время не было не то, что в городе, в стране. Ее попросили провести очень сложную операцию в Европе, поэтому пришлось пробыть там несколько месяцев. Когда же она вернулась, то все это уже произошло.
Цунаде пыталась найти Кушину, но не преуспела в этом, к своему сожалению. И сейчас она много расспрашивала о том, как жил Наруто, о его матери, и сама рассказывала о Минато.
Наруто первое время было несколько тяжело. Он еще не привык к такому открытому отношению, но постепенно осознал, что Цунаде действительно его баа-чан. С ней ему стало легко, поэтому он частично рассказал о том, что произошло, не вдаваясь в подробности. А вот с Джи все было несколько сложней.
Джирайа, когда оставался с Наруто наедине, пытался давить своим авторитетом. Но вот когда рядом была его жена, он менялся в лучшую сторону. Еще одним интересным членом семьи оказался так сказать его дядя Ори, или Орочимару-сан, он был братом Баа-чан, но про себя Нару считал его дядей. Внешне этот мужчина чем-то походил на змею, может быть, своими странными янтарного цвета глазами, либо же этой хитрой полуулыбкой. Но вот когда разговор заходил на интересные ему темы, особенно по поводу медицины, Орочимару становился серьезным и как-то даже внешне менялся.
Единственное, что омрачало, так это невозможность связаться с Итачи. Наруто скучал и очень хотел, чтобы Учиха все же его сам нашел. В этом было что-то детское – дождаться пока за тобой придут, но не спасаться самому. Да и отчего тут было спасаться? Пусть и привезен сюда Наруто был насильно, но в остальном с ним обращались именно как с членом семьи, как со своим.
На совместном завтраке, на котором всегда настаивала Цунаде, произошел интересный разговор.
- Я хочу сегодня навестить сына, - непререкаемым тоном начала баа-чан, - И Наруто едет со мной.
- Но милая, ему не следует покидать особняк, - Джирайа даже не знал, как выкрутиться. Он всегда любил и потакал своей несравненной жене, вот в итоге и позволял ей вить из него веревки.
- Джи! Ты что, не понимаешь, как это важно? Малыш же не разу не видел своего отца! И, напомни мне, пожалуйста, чья это вина? А??? – и обличительный взгляд блондинки уставился прямо на мужа. Джирайа уже в который раз пожалел и о своей вспыльчивости, и о гордыне, а тем более, о том, что послушался своего старого друга, Сарутоби Хирудзена. Тот так заливал, какая прекрасная партия – его дочь, и что они смогут породниться через детей. И вот результат.
- Может быть не в этот раз? Может быть попозже? – Джи надеялся хоть немного повременить. Он не знал, как будет действовать этот Учиха, поэтому ему не хотелось рисковать. Но, увы, его жена была другого мнения.
- Сегодня и точка! – заявила непреклонно Цунаде и мягким тоном сказала, обращаясь к Наруто, - Малыш, соберись, мы выезжаем через двадцать минут. Ори, ты поедешь с нами?
- И чего я там не видел? Я, безусловно, люблю своего племянника, но разговорчивым он мне нравился больше.
- Черный юмор тут не уместен, - Цунаде поджала губы.
- Тогда мой ответ, просто нет, не поеду. Так пойдет, сестрица? – усмехнулся Орочимару.
- Уже лучше, - все еще не довольно проговорила блондинка и вышла из-за стола.
Ровно через двадцать минут из поместья выехали две иномарки. В одной ехали с водителем Цунаде и Наруто, а вторая предназначалась для охраны.
Они подъехали к огромному зданию больницы. Цунаде шла чуть впереди, а за ней уже Наруто и охрана. Многие при встрече ей чуть кланялись. По-видимому она была частой гостьей здесь, и ее знали. На нужном этаже блондинка вышла и прошла сначала к посту медсестер. О чем-то поговорив, они прошли к одной из палат.
По большому свободному пространству палаты, а также по интерьеру, который здесь также имел место быть, становилось ясно, как много денег затрачено на такое содержание коматозника.
Охрана осталась за дверью. В палату вошли Цунаде, Наруто и медсестра. Последняя о чем-то поговорила с баа-чан, а потом вышла. Блондинка же взяла стул и подставила к кровати, на которой лежал мужчина в респираторной маске и в различных проводках. В тишине пикало какое-то из устройств возле пациента.
Цунаде взяла за руку своего сына и молча всматривалась в черты будто бы просто спящего Минато. Наруто же некоторое время вообще не решался близко подойти. Это было волнительно. Затем, глубоко вздохнув, он все же подошел ближе. Да, наверное, баа-чан права, они очень похожи, как если бы Нару смотрел сейчас в более взрослую версию самого себя. Не хватало только шрамов на щеках. Но зато были морщинки, которые говорили о том, что мужчина часто хмурился. Морщинки от улыбки - совершенно другие.
Может именно эти детали внутренне примирили Наруто с отцом. По Минато было видно, что он не так уж и счастливо жил без них с мамой и братом.
- Слышишь, Мин, я привела твоего сына, - вдруг раздался тихий голос Цунаде. Она обращалась сейчас к своему ребенку, пусть и взрослому, но все равно ребенку. – Так что ты должен прийти в себя. Знаешь, это было так удивительно и радостно узнать, что на земле есть частичка тебя – твой сын. Я так сожалею, что не смогла тогда разыскать Кушину. Я ведь понимаю, что, знай ты о ее беременности, то никакого бы другого брака и не было. Ну, не будем о том, что прошло. Я ведь так желаю, чтобы ты очнулся и хотя бы сейчас стал уделять внимание своему сыну. Он так на тебя похож… Его зовут Наруто…
Цунаде еще говорила и говорила, а сам Нару уже не вслушивался. Он присел на второй стул и смотрел на свою бабушку, которая внешне не была старше своего сына – его отца Минато. Баа-чан ласково гладила ладонь мужчины и тихим приятным голосом рассказывала обо всем. О том, что ездила с Орочимару к одному специалисту по коматозникам. Она говорила, что Минато должен проснуться, потому как его тут ждут, его любят, он не один.
Наруто сидел и думал, как бы сложилась его судьба, если бы тогда Джи разрешил жениться сыну по желанию. Возможно, сейчас бы они были обычной, вполне счастливой семьей: отец, мама, Дей и он. Но, это также значит, что сам Наруто не встретился бы с Итачи, потому как они вращались бы в совершенно разных кругах. А об этой встрече Нару не жалел. Он знал, Итачи нужен ему, а он нужен Итачи.
Сейчас блондин осознал, как он счастлив. Он отпустил свое прошлое. Оно было и прошло, и в своем сердце Наруто будет хранить только светлые воспоминания: о маме, смеющейся над чем-то; о Дее, уделяющем внимание приставучему Наруто; о том, как они все вместе гуляли и как мама иногда рассказывала об отце; как светилось ее лицо. Раз судьбе было так угодно позволить Нару встретить своих родственников, то он примет этот дар. Но отказываться от Учиха блондин был не намерен. Нет, именно сейчас он желал как можно скорее связаться с любимым.
Цунаде уже замолчала. Она посмотрела на Наруто и встала. Чуть наклонившись, женщина поцеловала своего сына в лоб и попрощалась, говоря, что они придут в следующий раз. Юноша также встал со стула и пошел следом за баа-чан. Однако прямо на выходе из палаты та остановилась и с кем-то заговорила.
- О, Сарутоби-сан! Неожиданно вас здесь встретить.
- Ну, что ты, Цунаде, все-таки для меня Минато был практически сыном. Жаль, что моя дочь Мадока не выжила. – Послышался мужской голос.
- Да, еще раз примите мои соболезнования.
- Да и детей в браке не было. Как, интересно, мой старый друг Джи собирается переписывать завещание?
- Хмм, рано еще об этом, - проговорила Цунаде и в ее голосе слышались нотки недовольства, - Что же, нам пора. Пойдем, Наруто. – И Цунаде вышла, пропуская тем самым самого юношу.
Проходя мимо, Наруто кинул взгляд на мужчину, с которым говорила его баа-чан, и наткнулся на внимательный взгляд темных глаз. Даже как-то неуютно стало. Однако, выйдя из здания клиники и сев в машину, блондин выкинул мысли об этом пожилом мужчине.

-оОо-
Итачи так и не получил никакой весточки от Наруто. Все это стало раздражать, поэтому Учиха принял решение.
- Гаара, пусть личный самолет будет готов, мы летим в Осаку.
- Ха, давно пора, - усмехнулся Демон. Было странно осознавать, что и ему не хватает этого блондина. Вообще в поместье весь внутренний круг Итачи скучал по мальчишке, но помалкивали все. А то ведь господин стал раздражительным.
Прибыв в один из домов, принадлежащих клану в Осаке, Итачи встретился с Яхико и Нагато, которые следили за обстановкой здесь, как только Нару был похищен. Как оказалось, Учиха прибыл во время.
- Господин, у нас важные новости, - заговорил Нагато. Он был как нельзя серьезен, так же как и Яхико.
- Да?
- Мы наконец-то раскопали информацию по тому, кто подвел Узумаки под черту. Через третьих лиц все обставил Сарутоби Хирудзен. Но самым неприятным является то, что он друг самого Джирайи Намикадзе, и тот, по всей видимости, и не знает о происходившем за его спиной.
- Где сейчас Наруто? – Итачи был собран и намеревался забрать своего цыпленка.
- По нашим данным в поместье. Он позавчера был вместе со своей родственницей в клинике, где в коме лежит Минато.
- Родственницей, - хмыкнул Яхико, - Да она его бабка!
- Собирайтесь. Едем в поместье. – Итачи вышел из комнаты и взглядом отыскал Гаару. Его подчиненные даже не стали спрашивать, как их пустят на территорию частной собственности.

-оОо-
Наруто уже явно тосковал по Итачи. Даже Джирайа заметил, что его внук в последнее время не весел. А тут еще и гости. Точнее гость был один – старый друг Джи Сарутоби Хирудзен. Он вдруг решил навестить их.
Вообще, после той аварии, в которой погибла Мадока, отношения между старыми друзьями испортились. Цунаде, узнав, кто в гостях, тут же попыталась улизнуть. Она вообще недолюбливала Хирудзена, ей он казался неискренним. Но ее муж был, порой, таким упертым, что его не переубедишь. В итоге хозяйка дома с гордо поднятой головой удалилась в библиотеку.
Орочимару сегодня в доме не было. Он еще с утра уехал в клинику по своим делам. А вот Наруто уйти не удалось, Джи попросил составить им компанию, в душе желая похвастаться таким внуком. А то, что именно внуком стало известно как раз сегодня – пришли бумаги экспертизы. И сомнений никаких не было в том, что Наруто Узумаки сын Минато Намикадзе.
Джирайа распивал коньяк на пару со старым другом, а вот Наруто пил апельсиновый сок, который ему в последнее время нравился.
- Джи, а помнишь, я тебе настойку одну привозил? – начал Хирудзен.
- А! Ну да, было что-то такое. А что?
- Так давай по такому поводу, как неожиданное появление внука, ее откроем?
- А что, мысль интересная! Наруто, не принесешь нам?
- Да как твой внук, который здесь недавно, ее найдет? – искренне удивился Сарутоби.
- И то верно. Ладно, - кряхтя, поднялся из кресла Джирайа, - пойду сам найду… и куда же я ее запрятал-то?
А в гостиной остались лишь Наруто и Хирудзен. Сказать по правде, юноше было скучно, но дед Джи был очень уж настойчив. И поэтому пришлось сидеть дальше.
- И как вам новый дом, молодой человек? – нарушил тишину Сарутоби.
- Нормально, - просто ответил Нару. Сказать что-то большее он не желал. Его воспитания сейчас хватало лишь на то, чтобы не уйти, а вот на поддержание беседы уже ничего не оставалось.
- Красноречиво, - хмыкнул Хирудзен. – О, я смотрю вы уже допили свой напиток. Давайте я вам еще налью.
- Да я и сам могу, - Наруто даже стал подниматься из кресла, но был приостановлен.
- Ну, что вы! У вас сегодня почти что день рождения. Да и мне не трудно. – Сарутоби ловко взял стакан из рук юноши, не позволяя ему вставать. – Ха, я, конечно, стар, но не настолько! – Хирудзен подошел к столику с кувшином сока и повернулся к Наруто спиной, продолжая говорить, - Подумать только, вы вполне могли бы быть и мои собственным внуком! Как жаль, как жаль, что Мадока погибла. Думаю, она была бы прекрасной матерью. И вам, молодой человек, в том числе. Вот, держите свой сок.
И Сарутоби подал бокал, наполненный оранжевым густым соком с мякотью. Наруто уже столько выпил, что не стал сразу отпивать.
- У меня и своя мама… была, - уж слишком юношу задели слова о матери, а тем более, какой-то женщине, вроде бы как способной ее заменить.
- Да, что верно, то верно. Да вы пейте, молодой человек. Апельсины полезны, в них витамины.
Наруто посчитал этого старика сумасшедшим. Впрочем, еще немного сока он вполне осилит. Он стал подносить бокал ко рту, а вот Сарутоби почему-то за этим внимательно наблюдал.
И тут какой-то шум в коридоре. Резко распахивается дверь гостиной, а на пороге появляется тот, кого Нару совершенно не ожидал увидеть, хоть и хотел всеми фибрами души.
- Ита???
Учиха замер, потом кинул взгляд на Наруто и зачем-то на Сарутоби. Что-то для себя решил и резко подошел к блондину. Итачи видел взгляд, который кинул старик на стакан, а потому мягко взял его из рук своего цыпленка.
- Тебе сока захотелось? – совершенно не понял Нару, но решил не сопротивляться.
В коридоре же бушевал Джирайа.
- Да что вы себе позволяете в моем доме! – слышался голос Намикадзе старшего, его сдерживал Гаара. Однако после легкого кивка Итачи, пропустил. – Ори! Как ты мог впустить в дом этих бандитов! Ори! Я к тебе обращаюсь! Блин, Орочимару!
- А? Ты меня зовешь? – сделал вид, что не расслышал Орочимару. Вообще-то на свое сокращенное имя он отзывался ТОЛЬКО в кругу семьи. А вот в таких ситуациях, при посторонних делал вид, будто не слышит. – Да так получилось, дорогой деверь. Смотрю, хорошие люди стоят на пороге. Дай, думаю, приглашу на чашечку чая.
- Орочимару!!! – уже раненным изюбрем взвыл Джирайа. На все эти вопли из библиотеки прибежала Цунаде.
- Что здесь творится? – она рассматривала каких-то незнакомцев в гостиной и побагровевшего мужа. – Кто вы и что вам здесь надо?
- Баа-чан, - пробился в этой какофонии голос Наруто, - Это Учиха Итачи, он меня спас. Я тебе рассказывал. – При этих словах Цунаде чуть смягчилась, но вся ситуация все равно была непонятной.
- И что вам, Итачи-сан, нужно?
- Наруто пытались отравить, - спокойно произнес Итачи. Несколько секунд полной тишины, пока до всех присутствующих доходил смысл сказанного. И одновременно раздались следующие вопли.
- Что-о-о?!! – взревел Джи.
- Кто-о-о?!! – кровожадный вопль Цунаде.
- Правда, что ли??? – не верящий писк Наруто и большие глаза.
- ТИХО!!! – рявкнул Гаара. – Пусть господин скажет.
- Сарутоби Хирудзен виновен в смерти Кушины Узумаки и ее приемного сына Дейдары Узумаки-Тсукури. А сейчас он пытался отравить Наруто, - и Итачи выразительно показал на стакан сока.
- Вы поэтому, что ли, мне предлагали его выпить? – с каким-то недоумением спросил Нару. Что он мог сделать этому старику, если они только что познакомились? А его мама?
А вот старик Сарутоби был спокоен:
- И где же ваши доказательства?
- Показания всегда можно найти, - проговорил Гаара.
- ХА-ХА-ХА-ХА! – вдруг совершенно неожиданно расхохотался Хирудзен. – А ты, Джи, как был дураком, так и остался! Ха-ха-ха-ха!
- Да он сумасшедший! – с каким-то исследовательским интересом проговорил Орочимару.
Итогом всего этого стал вызов скорой помощи и препровождение, по всей видимости, спятившего Сарутоби. Также в лабораторию был отправлен не выпитый сок. И анализ показал в нем наличие одного из медленных ядов. Его действие проявлялось не сразу, а через некоторое время и в итоге приводило к летальному исходу, т.е. к смерти.
Джирайа находился в шоке. Как же так? Друг, которого он считал самым верным, самым преданным, мог такое совершить? Яхико, также приехавший с Итачи-саном, но не поднимавшийся наверх, был приглашен и, получив разрешающий кивок от своего господина, рассказал то, что удалось узнать им с Нагато.
Оказалось, что Сарутоби был в курсе того, что Кушина родила от Минато. Кроме того, он не только завидовал успешному Джирайе, но и люто ненавидел род Узумаки. В свое время отец Кушины чем-то его, Хирудзена, оскорбил. А Сарутоби оказался злопамятным и мстительным. Столько лет изводить и род Узумаки и Намикадзе. Вот если бы Мадока родила хоть кого-нибудь, тогда бы Хирудзен успокоился, ведь тогда бы его потомкам досталась такая корпорация, как «Коноха».
Наруто тоже был в небольшом шоке от осознания, что оказывается, он спокойно сидел рядом с тем, кто был повинен во всем, что произошло с ним и его родными. Однако присутствие Итачи оказывало смягчающее влияние.
Одним словом, особняк Намикадзе был похож на разворошенный улей.

Глава 13 или А что было дальше?

Прошло три года

Наруто теперь жил на два дома. Это было жутко неудобно, но и деваться было некуда. После того случая со спятившим стариком Сарутоби прошел год, когда очнулся Минато. Цунаде была очень счастлива. А сам Наруто не знал, как себя чувствовать, а тем более вести.
День, когда он познакомился со своим отцом, запомнился ему на долго. Все палата была заставлена цветами, а в кровати полулежал Минато. Он был еще слаб, но постепенно приходил в себя. Рядом были Цунаде, Джирайа и даже Орочимару, а сам Наруто был несколько скован.
- Здравствуй, сын, - проговорил Минато. Для него это тоже было неожиданно, но приятно, поэтому он улыбнулся. Как-то в ответ расплылся в улыбке и Наруто.
- Привет, папа.
Первое время их разговоры не ладились, но постепенно они нашли общий язык. Наруто часто рассказывал о маме и их жизни с братом. Минато также рассказывал о Кушине но со своей стороны. О том, как они познакомились, как общались.
Радовало Наруто и то, что с очнувшимся Минато, Джирайа перестал давить на внука, как на наследника. К тому же деду пришлось смириться с упрямством Наруто в нежелании покидать полностью особняк Учиха. Джи попыхтел, попыхтел, да под взглядом любимой жены был вынужден согласиться.
А еще Наруто терялся в том, как теперь звучала его фамилия: Узумаки-Намикадзе-Учиха. В первый раз осмотрев такое творение на бумаге, юноша просто опешил. И как ему теперь представляться?
Сейчас Наруто жил в особняке Учиха. Ночи, а порой, и дни были таким же сладкими в объятьях любимого Итачи. Жизнь казалось странной, но приятной штукой в такие моменты. А особенно ярко запоминались ночи после возвращения блондина от родственников.
Но в последнее время Наруто занимал один вопрос. Он жутко хотел детей. Причем, чтобы ребенок был именно его и Итачи. И как это сделать? Мужчина все-таки не предназначен в их мире для рождения, о чем вздыхал втихую Нару. Так что оставалось только суррогатное материнство, пусть и ребенок будет только от одного из них.
Сегодня вечером блондину вдруг захотелось проехать вместе с Итачи. В последнее время тот позволял любимому увязаться за собой, особенно, если ничего серьезного не предвиделось. Да и Учиха хотел быть любую возможную минуту рядом со своим цыпленком. Наруто, конечно, за три года подрос и возмужал, но для Итачи так и оставался цыпленком.
Как ни странно, но заведение Ооноки-сана перешло под владение Учиха, хотя управляющего Ооноки Итачи менять не стал. Сегодня как раз он должен был проинспектировать его работу.
Для Наруто этот вечер был знаковым, ведь именно здесь его купил Ита. Идя позади любимого, блондин осторожно рассматривал обстановку. Все-таки тогда ему было не до любований – не то было состояние.
С бумагами было достаточно быстро закончено. Ооноки раскланивался еще больше, чем обычно. Но Итачи вдруг захотел еще осмотреть, как содержат рабов. В основном все было, как прежде, взгляды игрушек были развязными, но никого из проверяющих это не трогало. И тут Наруто услышал звук пощечины.
- Да что ты себе позволяешь, кукла?
- Но прошу вас, моему брату нужна помощь. Он подхватил воспаление легких. – Голос был тихим, девичьим. И Нару решил посмотреть, в чем дело.
В одной из комнат похоже находились рабы не первого сорта, т.е. либо не прошли свое обучение, либо их отправят дальше, в менее презентабельные места. Итачи, видевший как блондин чем-то заинтересовался, тут же остановился и знаком велел молчать управляющему.
На полу сидела девушка, по-видимому, свалившаяся от сильной пощечины. Одну руку она прижимала к покрасневшей щеке. Рядом сидел, прислонившись к стене, парень, на щеках которого был нездоровый румянец. Было видно, что они родственники: у обоих волосы были темными и почти одной длины. Над ними возвышался смотритель.
- Что с ними? – спокойно поинтересовался Наруто.
- Да кто спра… - смотритель осекся, увидев, кто стоит за блондином. – А, господин. Простите. Этих недавно привезли, вот девчонка канючит о какой-то помощи.
- Я их покупаю. Обоих. – Наруто был спокоен, не желая показывать своих чувств перед каким-то недоделком. Девушка, услышавшая это, подняла свои глаза на него. Их цвет был необычен – очень светлый серо-голубой, почти сиреневый.
Итачи, поняв, чего желает его цыпленок, кивнул своим людям. Двое помогли подняться парню и поддерживали его. Девушка встала сама.
Еще до того, как приехать домой, в поместье была вызвана скорая помощь. И парня тут же обследовали и назначили лечение. Позже Наруто познакомился с Хинатой и Неджи Хьюга. Семья обанкротилась, а бывшие партнеры отца сбежали со всеми деньгами компании, и итогом стала продажа их в рабство.
Через некоторое время оба были так же, как и Наруто когда-то освобождены. Но от того, что идти было некуда, они остались в поместье. Тем более, что Хьюга, как оказалось, трепетно относятся к своим долгам. А потом Нару стал ловить на себе взгляды Хинаты. Девушка смущалась, если они встречались глазами, а юноша недоумевал. Все-таки на девушек он никогда особо и не заглядывал, они его просто не интересовали, то ли дело Итачи.
В один из самых обычных дней Наруто болтал по телефону с баа-чан в кабинете Итачи, который сейчас отсутствовал, но должен был вскоре вернуться.
- Я и говорю, баа-чан, что нужно обратиться в клинику и просмотреть списки тех, кто согласен на суррогатное материнство.
- Нару, малыш, неужели тебе настолько хочется нянчиться с детьми? - Цунаде спокойно восприняла новость о том, что Наруто с Итачи связывает не просто дружба. Но вот последние разговоры заставили ее думать, что ее малыш вырос, раз желает воспитывать ребенка.
- Да, даже если это будет только ребенок Итачи.
- Ах, да! У меня по этому поводу есть интересная новость. Один из ведущих специалистов по искусственному оплодотворению сделал открытие на основе генного вмешательства. В общем, не буду вдаваться во все подробности и термины, тебе это все равно будет неинтересно.
- Ну? Не тяни!
- Короче! Суррогатная мать может выносить плод, в котором будут гены только его родителей, даже если они гомосексуальная пара.
- А подтверждение?
- Ну, в Европе уже разрешили этот метод. Так что если ты согласен, то итогом будет ваш с Итачи совместный ребенок.
- Все равно все упирается в суррогатную мать, но я был бы только рад, - мечтательно улыбнулся Наруто. И тут дверь кабинета резко открылась.
- Я согласна! – смущаясь, заявила Хината, она подслушала разговор, ну совершенно случайно.
- Э? – Наруто был удивлен, - На что?
- Быть суррогатной ма-ма…матерью!
- Наруто! Что там у тебя происходит? – в трубке кричала Цунаде.
- Баа-чан, я тебе перезвоню. – И Наруто повесил трубку. – Но, Хината, это же так ответственно. Я, конечно, благодарен, но не могу принять такую жертву от тебя. Ты же еще встретишь своего нареченного и все такое прочее.
- Я уже, - засмущалась Хината.
- Ну, вот видишь! А ты мне сказки рассказываешь.
- Это ты…
- Что я? – Наруто в некоторых вопросах был весьма недогадлив.
- Мой любимый, - тихо произнесла Хината себе под нос.
- Что? Я не слышу, что ты говоришь!
- Я люблю тебя!!! – громко заявила Хината. Наруто опешил во второй раз. И тут раздался голос от двери:
- Это, конечно, замечательно, но цыпленок уже занят. – Холодный голос принадлежал ревнивцу Итачи, который обошел стороной девушку и встал рядом с Наруто, показывая, кому принадлежит его цыпленок.
Хината вспыхнула и выбежала из кабинета. Наруто же хлопал глазами.
- А что только что было? – вопрос блондина.
- Ничего, абсолютно ничего, - и Итачи опустился за поцелуем.
Самым удивительным оказалось то, что Хината не сдалась. В итоге она так достала и своего брата Неджи, который был уже сам готов просить, чтобы выполнили все ее просьбы, и Наруто, не понимавшего такого напора, и, самое главное – Итачи-сана. Учиха тяжело вздохнул и дал свое согласие, от чего Хината расцвела.
В один из дней в наилучшей клинике были проведены все необходимые процедуры. И по новейшему методу оплодотворения Хината стала вынашивать ребенка Итачи и Наруто. Цунаде даже чаще стала появляться в доме Учиха, внимательно следя за ходом беременности. Девушка была счастлива, что носит ребенка Наруто, пусть тот никогда на нее, кроме как на близкого друга и не посмотрит.
Через положенное время на свет появился сын Наруто и Итачи. Черноволосого мальчишку с яркими сине-голубыми глазами назвали в честь брата Учиха – Саске.
- Эй, - надулся Наруто, - А как же мой Дейка? Я его тоже любил, - и принялся дальше сюсюкать над колыбелькой в детской, расположенной в поместье Учиха.
- Ну, если Хината-чан согласится, то выносит тебе и Дейдару, - закатил глаза Итачи и мягко оттеснил любимого от колыбельки. – Иди, проси. Тебе она не откажет.
Теперь сюсюкал, как мог, Итачи, а блондинчик на него, надувшись, обиженно смотрел. Однако мысль о втором ребенке, все же засела в его блондинистой голове.
- Хината-чаааан!..

Конец

:ps: от автора: Фанфик завершен и полностью выложен. Если вам он пришелся по вкусу, то при вашем желании могу выложить и остальные свои работы :sunny:

@темы: Ketsunne, Итачи, Наруто, завершено, итачи/наруто, фанфики

Комментарии
2013-04-11 в 15:21 

Хихис
Совесть придумали злые люди, чтобы она мучила добрых.
ура....

2013-04-11 в 17:48 

]{etsunne
Мы живем в Иллюзиях, мы живем Иллюзиями, и сами Мы тоже чьи-то Иллюзии... (с)
Хихис, хе, ёмко :evil: :dragon2:

2013-04-12 в 00:03 

Хихис
Совесть придумали злые люди, чтобы она мучила добрых.
]{etsunne, мне 100 листов осталось книги, которую я щас читаю
потом прочитаю Игрушку)

2013-04-12 в 15:46 

Maoliss
Я не ленивый. Я экономлю силы.
*утащилко* внёс в список....

2013-04-12 в 16:51 

]{etsunne
Мы живем в Иллюзиях, мы живем Иллюзиями, и сами Мы тоже чьи-то Иллюзии... (с)
Хихис, надеюсь на комментарий, когда прочтете))) ;-)

Maoliss, хех, интересно в какой именно список :dark: надеюсь не в черный? :-D

2013-04-12 в 18:18 

Lilikina
В жизни нет никакого смысла, смысл в том чтобы найти себе чем заняться.(с)
Интересно получилось))) Концовка необычная, порадовала. читать дальше

2013-04-13 в 12:16 

Кицуне-тян
Творец, как самый большой в мире начальник, тоже любит идиотов! (Фирсанова)
Ждала полной выкладки, а фанфик заметила еще в Обзоре) Спасибо за фанфик, подробнее напишу вечером, когда вернусь домой)

URL
2013-04-13 в 13:44 

]{etsunne
Мы живем в Иллюзиях, мы живем Иллюзиями, и сами Мы тоже чьи-то Иллюзии... (с)
Lilikina, спасибо за отзыв))) На счет совместных трапез даже не знаю, что сказать. Мне хотелось показать так называемый внутренний круг, куда допускаются только те, кому Итачи доверяет. И совместное принятие пищи, как мне показалось, для этого прекрасно подходит. Впрочем, все мои знания о якудза и мафиози, хех, весьма расплывчаты :shuffle2:
Приятно было услышать ваше мнение о прочитанном))) Спасибо! :shy:

Кицуне-тян, буду с нетерпением ждать! :bravo: :angel2:

   

Посиделки с Кицуне

главная