]{etsunne
Мы живем в Иллюзиях, мы живем Иллюзиями, и сами Мы тоже чьи-то Иллюзии... (с)
Название: Игрушка
Автор: Ketsunne (]{etsunne)
Пейринг: Итачи/Наруто
Рейтинг: NC-17
Жанр: романтика, ангст, POV, Hurt/comfort
Размер: миди.
Саммари: Учиха Итачи, которого за глаза называют "Королем мафиозного мира", покупает в дорогом салоне ничем не примечательного, кроме своей внешности юношу с пустым взглядом. Вот только игрушка сломана. И зачем такая вещь мафиози?
Состояние: закончен
Дисклеймер: все права на оригинальных персонажей принадлежат Масаси Кисимото (Масаши Кишимото).
Предупреждение: слеш, OOC, AU, насилие, изнасилование, секс с использованием посторонних предметов
Размещение: только с моего разрешения!
От автора: Фанф посвящается, прежде всего, автору заявки Tiara_van_Hosen
Считайте мир фанфика параллельной вселенной. Название мест оставляю таким же, но вот некоторые законы и нормы общества другие. В данном случае - это рабство, в которое попадают либо за долги, либо по доброй воле, желая найти богатого хозяина.



Глава 4 или Срыв

В этот день должны были вернуться Нагато и Яхико. Итачи заметил, что когда он дома, Наруто старается далеко от него не отходить, даже стал частенько садиться в уголке дивана в кабинете, пока Учиха занят делами. Сам же блондинчик брал с собой цветную бумагу и делал журавликов-оригами, как его научила Конан.
Как-то постепенно и ненавязчиво мальчишка прочно обосновался в поместье Учиха и в сердцах его обитателей. Представители клана были, как ни странно достаточно понятливыми, и не преставали с расспросами о прошлом к пареньку.
Сегодня Итачи никуда из дома не отлучался. В городе была только неразлучная троица, и то по своим собственным делам, а не делам клана. Как-никак, но даже у представителей мафии были и свои собственные нужды, отличные от рабочих моментов.
Учиха занимался бумагами по одной фирме, которая являлась собственностью клана, но оформлена была, естественно, на третьих лиц. Наруто по своему обыкновению сидел в уголке и, молча, складывал журавликов. Итачи даже стал задаваться вопросом, куда пареньку столько этих птиц. Впрочем, спрашивать напрямую он не стал, зная, что мальчишка все равно промолчит. Так они и сидели, молча. Один – потому что по своей природе не любил многословие, а второй – в силу некоторых обстоятельств, заставивших замкнуться в себе. И если бы не первая ночь с кошмаром, то Итачи подумал бы, что Наруто немой.
В кабинет тихо постучалась и вошла Конан.
- Обед будет подан через десять минут, - произнесла она, обращаясь к своему господину, а потом, подойдя к Наруто, сказала, - Пойдем, Нару, нужно подготовиться к трапезе.
Наруто беспрекословно встал, забрал своих журавликов и неиспользованные цветные листы и пошел за Конан, правда, при этом он кинул мельком взгляд на Итачи, будто сожалея, что его покидает. Учиха, в этот момент погруженный в изучение статистических цифр, не смог поймать этот взгляд.
Сегодня по какой-то неведомой традиции Конан приказала подать обед в западном стиле, то есть вместо палочек были ножи, вилки и ложки. Девушка любила порой экспериментировать, ну а домочадцам приходилось лишь молча все принимать, а иначе - быть голодным.
И в момент, когда все расселись за столом, как раз прибыли Яхико и Нагато. Многие встали из-за стола, чтобы поприветствовать прибывших. И тут Нагато увидел все еще сидящего блондина.
- О, а это что за малыш, - при этих словах Наруто вздрогнул, - Малыш, ты кто?
В голове Нару в этот момент крутился совершенно другой голос: «Малыш. Какой сладкий малыш… Ты ведь сделаешь то, что тебя просят, малыш?.. Ты же понимаешь, что от твоего решения зависит многое, малыш… малыш… малыш…»
Наруто поднялся со своего места, зашарил рукой по столу и, наткнувшись на сервировочный нож, зажал его в руке. Потом поднял лицо на Нагато, тот увидев эти полубезумные глаза, чуть не отшатнулся.
- Ненавижу… - прошептал блондин, все при этом замерли, - Ненавижу. Ненавижу! Ненавижу!!!
И Наруто кинулся с ножом на все также замершего от неожиданности Нагато. Если бы не Итачи, моментально перехвативший мальчишку одной рукой за пояс, а второй за руку, то вполне возможно, что на теле Нагато осталась бы пара-тройка незапланированных царапин. И то, невозможно сказать, какие бы раны успел нанести мальчишка, будучи в таком состоянии.
Наруто бился в руках Учиха, вырывался и кричал. Итачи заставил его разжать пальцы и выронить нож. Постепенно крики Нару, полные ненависти и злобы на кого-то из его прошлого, стали перемежаться всхлипываниями. Ита развернул мальчишку к себе и прижал к своей груди. Паренек расплакался от чувства безысходности, от своей слабости, от всего того, что с ним произошло. Он винил самого себя, и в то же время ненавидел тех, кто причинил ему боль, не только физическую, но и моральную.
Конан подалась вперед, желая тоже как-то помочь, но Итачи отрицательно покачал головой. И девушка все правильно поняла и стала потихоньку выталкивать всех остальных из комнаты.
Итачи поглаживал по спине всхлипывающего юнца. Затем взял его на руки и отнес в спальню. Положив на кровать, Учиха хотел встать, но руки блондина крепко ухватились за его одежду. Поэтому пришлось Итачи сесть и опереться на спинку кровати, при этом поглаживая по волосам Наруто. Тот через какое-то время положил свою голову на колени Учиха и заснул. Итачи же все также перебирал эти золотые пряди.
Учиха понимал, что что-то в словах Нагато явилось спусковым крючком. Скорее всего, то обращение «малыш». Теперь Ита пришел к выводу, что медлить нельзя. Он должен точно знать, кто такой Наруто, кто его продал и за что. Да, это не изменит прошлое, но возможно поможет изменить будущее. К тому же Итачи пришел к выводу, что стоит блондинчика перевести в статус «свободного человека». Он решил, что нужно ввести этого мальчишку в клан. Так ни у кого больше не появится возможности продать юнца в рабство.
Итачи мысленно строил планы и предположения, все перебирая волосы мальчишки. Да, мальчишки, который уже многое пережил. В какой-то момент Учиха почувствовал, что Наруто проснулся.
- Знаешь, если ты выговоришься, то станет легче, - тихо проговорил Итачи, чуть накручивая на свои пальцы пряди волос блондина. Тот же пока молчал, достаточно долго молчал, но потом все же тихим голосом заговорил.
- Мы вместе с мамой и братом жили в старом доме. – Начал Наруто, подбирая слова, - честно сказать, отца я никогда не знал, но мама, почему-то говорила, что он хороший, и просто обстоятельства его вынудили не жить с нами. Я не знаю, так ли это на самом деле.
Нару замолчал, вспоминая те безмятежные, хоть и не всегда легкие дни жизни с семьей. Итачи же решил чуть подтолкнуть его к разговору.
- Значит Узумаки – это фамилия твоей матери?
- Да. Фамилии отца я не знаю. А в моих документах о рождении значится фамилия мамы.
- А брат?
- Брат? Ну, вообще-то, он не был мне родным. Просто мама какое-то время работала в одном детском саду, и в один день за мальчиком никто не пришел. Она обзвонила все службы и узнала, что его родители погибли в автокатастрофе. Ей было жалко малыша, вот она и оформила с трудом усыновление. Это было за несколько лет до моего рождения. А знаешь, нас ведь с Дейдарой считали родными, - и впервые за долгое время Нару чуть улыбнулся, - Он тоже блондин и глаза светлые… были… - и снова молчание.
- Что же произошло? – мягкий голос Итачи и легкие прикосновения к волосам, все это располагало и помогало Наруто говорить.
- Мама заболела. Серьезно. Я знал, что мамин род когда-то был богат, но мы этого уже не застали. Наш дед – мамин отец все спустил в азартных играх. А тут вдруг она серьезно заболела. Денег не хватало. Я и Дей устроились работать, но в разные места. Но все равно денег не хватало. А потом в один вечер Дей как-то принес большую сумму. Он не сказал, откуда. Стало чуть легче. Но потом оказалась, что маме нужна операция. Дорогостоящая. Дей совсем с лица спал. И мы ведь почти насобирали нужную сумму… Вечером пришли какие-то люди, сказали, что мы и так задолжали. Мама встала с постели на крики. Нас с братом схватили, мама кинулась помогать. Но ее оттолкнули… она упала, ударилась… и больше не встала. Нас поволокли куда-то. Сказали, что будем отрабатывать. Там был какой-то мужчина. Я ему приглянулся. Он сказал, что если я буду послушным, то он не тронет Дея. Он называл меня малышом. Дей кричал мне, чтобы я не верил… но я был глупым и поверил лживым словам… Этот мужчина изнасиловал меня, это был тупой секс и удовольствие с его стороны… мне было жутко больно, а ему это доставляло радость… я лежал униженный перед своим братом… А потом этот приказал отделать Дея и убить. И все это перед моими глазами. Они издевались над братом… сильно… а потом перерезали ему вены на руках, будто он сам покончил с собой и держали до последнего… Я видел, как гаснет его взгляд. Он сожалел, что все так вышло. А я корил себя за свою глупость…
Наруто надолго замолчал. Итачи не мешал, понимая как ему трудно сейчас переживать все заново. Но это было необходимо. Выпустить этот гной, чтобы рана заросла и зарубцевалась, заживая.
- Не знаю, сколько я еще пробыл там. Этот мужчина насиловал мое тело, но мне уже было все равно, а потом продал. Я не хотел жить… Я даже сейчас не знаю, почему живу и зачем…
- Потому что этого хотел бы твой брат, и твоя мать. Такие дары нельзя так просто разменивать.
- Да… наверное, знаково то, что меня купил ты. Я не знаю, но с тобой мне легче. Теплее. Спокойнее.
- Вот видишь, Нару, тебе стало легче. Ты должен ради них жить дальше. Я буду рядом, - Итачи поглаживал по волосам этого мальчишку. А сам при этом думал, что нужно дать поручение Гааре разыскать тех торговцев. О, нет, Учиха Итачи все помнит и ничего не забывает. Поэтому он должен отомстить за свою сломанную игрушку. А саму игрушку стоит починить и хранить, как драгоценность.
И когда он успел привязаться к этому цыпленку? Но, теперь уж поздно. Учиха всегда были собственниками и никому не отдавали своего, и Итачи воплотил в себе все черты родного клана.

Глава 5 или Мысли

Наруто
Я проснулся. Чуть осмотрелся – был уже вечер. Итачи-сан вышел из комнаты. Ну да, не может же он со мной вечно сидеть. Я вообще удивляюсь тому, как много со мной возятся в этом доме.
Честно сказать, я смутно помню тот вечер, когда меня купили. На душе поселилась пустота, и мне было абсолютно все равно, что со мной сделают. Думаю, что я был готов к любому исходу. Я был готов к смерти.
Но меня увела чья-то теплая рука от этой бездны. Я спал. Мне как обычно снилось все то, что делали с братом и со мной. Это был кошмар. И снова меня разбудили от этого сна. Сны и реальность - все так перемешалось. Я не мог разобрать, где начинается одно, и заканчивается другое. Я медленно сходил сума. И только один спокойный теплый островок в этом океане хаоса и боли. Он как свет, как огонь костра. Он стал для меня всем в моем безумии.
Я все больше осознавал себя и понимал, что дышу и живу. Это было болезненно, но я чувствовал, как отступают все те мрачные тени прошлого, как мрак безысходности отпускает мою душу из своих когтистых лап.
Помню ту фразу про тысячу журавликов. И я захотел, чтобы мое желание исполнилось. Я очень сильно этого хотел и хочу. Я знал, что ни маму, ни Дея уже не вернуть. Но теперь я боялся другого. Я боялся потерять это тепло, этого странного молчаливого человека. Я боялся потерять Итачи-сана. Он стал моим спасением. Даже больше, он стал моим успокоительным, моим наркотиком. Без него я чувствую себя брошенным, снова одним, единственным на этом свете, в этой пустыне жизни.
Только с ним рядом я чувствую, что прежний «я» медленно возвращается. Я не знаю, смогу ли когда-либо жить без него. Хотя и понимаю, что для него я просто игрушка, даже если он и проявляет обо мне заботу. Просто Он очень добрый. Я понимаю, что не могу постоянно мешаться, но пока Он не прогнал меня, пока я ему не надоел, я буду оставаться рядом, греясь в его тепле.
Странно. Ведь мой брат был совершенно другим. Разговорчивым, веселым, солнечным. Но, почему-то, от Итачи-сана, я тоже чувствую это тепло, что когда-то от Дея.
Я рад, что Итачи-сан попросил меня рассказать. Ради него я готов был снова все вспомнить. Да, это было больно, и сейчас еще побаливает душа. Но мне действительно стало легче, будто я отпустил их, своих родных.
Да, я все помню, но теперь я не держу прошлое, а смотрю вперед, в будущее. Я так хочу быть всегда рядом с Итачи-саном.
За день я выспался и пока спать не хотел. Поэтому встал, ополоснул лицо водой и впервые за долгое время вгляделся в собственное отражение. М-да, черты прежние, но такие заостренные. Я вообще похудел, похоже, что меня особо и не кормили, а может и сам не ел – не помню, все как в тумане. И глаза уже не такие безмятежные, в глубине залегли тени произошедшего. Но ради Итачи-сана я постараюсь вернуть того веселого Наруто, каким был раньше.
Вернулся в комнату и нашел свою цветную бумагу. Я ведь откладываю в ту тысячу лишь красиво получившихся журавликов. Я верю, что они мне помогут, и мое желание исполниться.
Да, пожалуй, стоит извиниться перед тем мужчиной. Просто в тот момент, мне показалось, что передо мной тот выродок. Я хотел крови, я желал кромсать его тело, изливая свою боль и ненависть…
Ой! Я слишком задумался и порвал журавлика. Нет. Стоит держать себя в руках. Брат хотел бы, чтобы я стал сильным. И я им стану. Еще один журавлик к тем ста сорока трем, что удовлетворили мой придирчивый взгляд.
Стоит, наверное, лучше присмотреться к тем, кто живет в поместье. Я более-менее знаю лишь девушку, Конан, и Кимимару, потому как мы часто втроем остаемся дома… Дом… Да, теперь это мой дом, и я надеюсь, что навсегда.
Я так задумался и даже не заметил, что вернулся Итачи-сан. Он легко коснулся моего плеча. И я даже не вздрогнул – все-таки я его будто подсознательно чувствую.
- Ты не голоден? Ты ведь так и не пообедал.
- Нет, благодарю, Итачи-сан, - мой голос был чуть хрипловат, но это пройдет, ведь больше молчать я не буду.
- Зови меня просто Итачи, цыпленок, - хмыкнул Итачи-са… Итачи.
- Цыпленок? – странно звучит, меня так никогда не называли.
- Ну, ты же такой желтенький, вот и цыпленок. – Все равно странно звучит, на мой взгляд, но если Итачи-са… Итачи, да, нужно время, чтобы привыкнуть, в общем, если ему нравится, то пусть будет так.
- Ладно, - отвечаю.
- А как тебя мама звала, - видно Итачи-с… Итачи это действительно интересно.
- Лисенком.
- Из-за тех отметин на щеках? Откуда они, кстати?
- Я не помню – маленьким был, но мама рассказывала, что я пытался просунуть голову в какой-то ни то ящик, ни то между прутьями забора, вот и оцарапался. Она говорила, что очень перепугалась в тот момент, когда увидела нас с братом. Меня Дей привел заплаканного, он и вытащил. Вот мама и испугалась, увидев побелевшего Дея и меня в крови. А шрамы остались. Я даже рад, что они почти симметричные. – О, я осип. Все-таки я долго молчал.
Итачи… о, наконец-то смог произнести! Итачи почему-то хмыкнул, встал и вышел из спальни. И куда это он? Странно.
Вернулся! С кружкой горячего зеленого чай. Я удивленно уставился на пышущую паром посуду перед своим носом.
- Бери. И сегодня связки не напрягай. Помолчи.
Ну, раз Итачи так говорит, то возьму и помолчу.
- И все же, - начал Итачи, - я буду называть тебя цыпленком. Вот подрастешь, тогда посмотрим.
Я с некоторой обидой, но молча, так как обещал молчать, уставился на своего господина. Он же только хмыкнул и потрепал меня по волосам.
- Допивай и будем ложиться спать – поздно уже. – Пришлось пить горячий напиток большими глотками, - Да не торопись, я и так подожду.
Итачи ушел в ванную, а я, допив и поставив кружку на столик, нырнул в такую привычную постельку. Она пахла Итачи. Тонкий запах какой-то зелени, травы. Он успокаивал и щекотал мое обоняние. Я уже почти спал, когда вернулся Итачи. И по привычке я подполз к его теплому телу поближе. Мое тельце вообще замерзало без большой грелки по имени «господин Итачи». Да и кошмары меня не мучили, когда он рядом. Пригревшись, я уснул блаженным сном.
На утро уже как всегда проснулся один. Удивляюсь я Итачи-сану, он меня никогда не будил, давал спать, сколько мне угодно. Какие-то странные у нас отношения игрушки и хозяина. Но не сказал бы, что меня это расстраивало, скорее наоборот.
Зашла Конан и как обычно стала меня подгонять к завтраку. Похоже, что сегодня соберутся все, в том числе и те двое, что приехали вчера. Пока я по обыкновению своему молчал, похоже, что бесследно все, что было, не прошло – я не могу стать тем же болтуном, что и прежде, может быть, потом, но не сейчас.
За столом уже были все, и тот с темными рыжими волосами тоже присутствовал. Я подошел к нему поближе. Чувствую, как многие напряглись. Я поклонился и замер:
- Я прошу вашего прощения за вчерашнее, господин. – Все-таки я раб, хоть никто мне об этом и не напоминает в доме, так что стоит помнить хотя бы самому о своем статусе.
Пока и предавался мыслям, вокруг стояла тишина. Я не понял? Меня что, не собираются прощать?
Я осторожно аккуратненько так поднимаю голову и что вижу? А вижу я прифигевшие лица всех, кроме Итачи-сана. Вот в его лице, если присмотреться, заметно ехидство. Темно-красный смотрел с каким-то подозрением, его сосед с ярко-рыжими волосами с удивлением разглядывал всех за столом. А те, кто меня знал, на протяжении всего того времени, что я здесь, во все глаза рассматривали мое тельце, будто я какое-то чудо света.
М-да, не думал, что правильно построенная фраза может быть таким действенным средством выведения из рабочего состояния большого количества людей. Буду знать.
- Э-э-э, так что там с прощением? – Блин, мне же неудобно так долго стоять в скрюченном положении. Ну, решай уже скорее, красный дядька!
- Нагато, не мучай моего цыпленка, ответь уже, да приступим к завтраку, - сказал Итачи-сан. Да, я тоже есть хочу и мой желудок со мной солидарен, так как уже издает страшные голодные рулады.
- Э, да, конечно. Не забивай себе голову, эээ…
- Наруто, - подсказала Конан, не сводя с меня каких-то странно сияющих глаз.
- Да, Наруто. – Этот Нагато наконец-то закончил. Поэтому я со спокойной совестью кивнул и сел к своему господину.
Я и господин уже приступили к завтраку, а вот остальные пока еще, по-видимому, отходили от шока. Раньше всех справился с ним Кимимару, чуть пожав плечами, он толкнул локтем сидящего рядом Джуго и приступил к своему завтраку. Суйгецу и Карин о чем-то зашептались между собой. Конан же стала, чуть краснея – этому даже я удивился, ведь она всегда такая спокойная и невозмутимая, - пододвигать еду другу этого Нагато. Как же его там, Яхико, вроде бы. Гаара же рассматривал меня, рассматривал, а потом хмыкнул и уткнулся в тарелку.
В конце завтрака, когда подали зеленый чай, вдруг поднял руку Итачи-са… эээ, не могу никак привыкнуть даже мысленно звать его просто Итачи… в общем, он жестом призвал всех к молчанию. Я и так не болтал, так что готов был внимать своему господину.
- Я связался с поверенным нашего клана и с юристом. Сегодня они прибудут для того, чтобы узаконить положение Наруто Узумаки как нового члена клана Учиха. Я освобождаю его от рабства.
Признаться, я чуть не подавился своим чаем. Я закашлялся, но тут же меня по спине стала поглаживать рука Итачи.
- Ну-ну, не стоит так этому удивляться. Будешь теперь свободным, я же обещал тебя не покидать, - и Итачи чуть улыбнулся. Теперь все сидели в шоке от улыбки моего господина. Я сделал вывод, что до моего появления, он улыбался не так часто.
Теперь Конан первой вернулась из неизведанных далей к нам на землю.
- Это же замечательно! Так, Нару, тебя нужно подготовить, - и меня вытащили силком из-за стола. Эх, я даже печеньку не успел доесть - а ведь ко мне аппетит вернулся.
В общем, днем приехали какие-то люди. Что-то записали, какие-то документы забрали. Попросили меня подписать. И с торжественным видом сняли с меня рабский ошейник и зачем-то мне же его и отдали. Это что, напоминание о моих ошибках молодости? Что мне вообще с этим ошейником делать? Ладно, потом подумаю, куда его пристроить.
Через несколько дней Нагато и Яхико куда-то снова уехали. Они, кстати, оказались очень даже неплохими и по-своему интересными. Конечно, Яхико был более легким в общении, но Нагато, такой молчаливый, был добр ко мне, и совсем не держал зла на ту мою выходку. Яхико напомнил мне чем-то Дея. Наверное, улыбкой. Хотя, я Дея видел в каждом из живущих в доме, наверное, потому как скучал и подсознательно искал что-то напоминающее о брате.
Пошла вторая неделя моего теперь уж свободного существования. Но спал я все также в комнате Итачи. Привычка.
Этой ночью я лег один спать – господин еще не вернулся, а было достаточно поздно, и глаза мои уже закрывались. И, как на зло, мне приснился тот кошмар об изнасиловании. Снова эти жестокие руки, оставляющие синяки. Блин, да я же девственником был! Я не почувствовал никакого удовольствия.
Меня разбудил Итачи. Он чуть поглаживал меня по спине. Похоже, что, вернувшись, он застал меня мечущимся в кровати. Сердце еще не успокоилось, сжимаясь от страха.
Но это же неправильно! Я не желаю до конца своей жизни просыпаться от этих воспоминаний! Я хочу знать, что такое удовольствие, причем с любимым человеком!
И тут меня пронзило осознание того, что я хочу, чтобы Итачи был тем самым человеком, что покажет мне, как это быть любимым и любить. Я хочу смыть плохие воспоминания хорошими. Я поднял на него свой взгляд, и, глядя прямо в глаза, сказал:
- Итачи, прошу, возьми меня. Я хочу почувствовать удовольствие в твоих руках. Пожалуйста, возьми…

Глава 6 или Желание

Итачи замер при словах, произнесенных Наруто. До него некоторое время доходил смысл сказанных фраз. Он просто не знал, как на это отреагировать. Не воспринимал он как-то цыпленка иначе, чем как младшего братишку до этого. Да, Итачи понимал, что мальчишка, прошедший через многое, рано повзрослел, но все же… слишком неожиданно прозвучали его слова.
- Нару, ты просто не понимаешь, что говоришь, - мягко начал Итачи, все еще поглаживая цыпленка по спине, и тут же почувствовал, что мышцы паренька напряглись. Наруто как-то погас и тихо проговорил.
- Значит, я все же противен тебе. Я понимаю, все же я не девственник и моим телом пользовались…
- Не будь таким глупым, мальчишка! – Ита притянул к своей груди блондина и тот уткнулся в изгиб шеи Учиха. – Ты же как младший брат для меня. И не думай, будто ты испорчен кем-то. Ты чист душой, а это главное!
- Так докажи мне это, - тихо бормотал Наруто, - Докажи, что я для тебя что-то значу. Всего лишь раз. Всего один раз я хочу почувствовать, что такое по-настоящему заниматься любовью.
Итачи почувствовал на своей коже капли слез – мальчишка сильно расстроился. И как ему быть? Он же мужчина. Да, до этого он даже не воспринимал Наруто как потенциальный объект желания, но сейчас он не мог не признать, что тело в его руках было гибким и стройным, а кожа мягкой, гладкой и шелковистой. Волосы цыпленка пахли персиковым шампунем.
Ситуация была с одной стороны простой – Наруто сам желал близости, с другой стороны сложной – Ита боялся сделать больно его дорогому цыпленку, причем не столько физически, сколько морально. Он не знал, какой будет реакция паренька на те ласки, которые он так просил, да и сам Нару, наверное, об этом не задумывался.
Пока Ита был занят мыслями, как правильно поступить, Наруто решил просто действовать. Он нерешительно прикоснулся губами к изгибу шеи Итачи. Затем чуть высунул язык и попробовал кожу на вкус.
- Что же ты делаешь, цыпленок? – прошептал Итачи, затем чуть отстранил от себя Наруто, в глазах которого мелькнул страх, - Пусть будет по-твоему, но ты сразу же мне скажешь, если тебе будет больно или неприятно. Ты слышишь меня?
И глаза Нару даже засияли, он живо закивал головой, в знак своего согласия. И покраснел, не зная, что ему делать дальше. Все-таки он во многих отношениях был совершенно неискушен. Итачи хмыкнул на это и притянул лицо блондина, смотря при этом в его синие глаза, сейчас широко распахнутые от удивления.
Ита мягко и нежно поцеловал в губы юношу. Простой невинный поцелуй, но дыхание мальчишки уже сбилось. Чуть отстранившись, и посмотрев на прикрывшего глаза Наруто, Итачи вновь коснулся сладких губ. Затем провел по ним своим языком. Еще раз, будто прося его впустить. Ита действовал мягко и не торопясь. Нару чуть помедлил и раскрыл свои губы со вздохом, чем тут же воспользовался брюнет. Он мягко скользнул внутрь, коснулся зубов, а потом и языка мальчишки. Наруто вздрогнул от неожиданных ощущений, будоражащих его сознание. Он неуверенно коснулся в ответ языка Итачи.
Поцелуй становился все более глубоким. Языки переплетались в нежной ласке. Итачи изучал рот Наруто, узнавая чувствительные места. Его ладони при этом поглаживали спину паренька. Нару же положил свои руки на грудь Учиха, потом неуверенно повел их вверх к шее, и, стянув ленту с черных волос Итачи, зарылся в них пальцами. От ощущения этих шелковистых прядей и того, как Итачи его целовал, Наруто чуть застонал, разжигая, сам того не ведая, желание в Учиха.
Брюнет оторвался от губ и стал целовать щеки, подбородок и спускаться поцелуями ниже, по чувствительной шее. Проведя языком, Итачи поднялся вверх к аккуратному ушку. Чуть прихватил зубами мочку, а потом втянул ее в рот. Ушки Наруто тоже оказались чувствительными, он дышал прерывисто и от особенно чувствительных касаний языком – издавал жалобный звук, от чего Итачи хотел продлить эту муку-удовольствие еще чуть-чуть.
Учиха был умелым любовником и мог сдерживать свое собственное желание. Он хотел доставить как можно больше удовольствия своему цыпленку, считая, что это ночь будет единственной.
Пальцы Наруто, все еще запутанные в длинных прядях волос, потянули Итачи от ушка к губам блондина. Учиха сразу же понял желание парня. Он вновь приник к его устам, сплетая их языки. Руки Итачи распахнули домашнее кимоно. Все прелесть данной одежды в том, что она быстро снимается.
Как только к чувствительной коже блондина прикоснулись теплые ладони и длинные пальцы, Наруто вздрогнул и выгнулся. Ему казалось, что все его тело стало в разы более чувствительным, реагирующим даже не легкое дуновение воздуха.
Итачи мягко опустил на спину своего желтого цыпленка. Его пальцы уже исследовали грудь парня, спускаясь к прессу живота и вновь поднимаясь вверх. И вот напрягшиеся бусинки розовых сосков, обделенные до этого вниманием. Итачи не размыкая поцелуя, чуть прикусывая зубами нижнюю губу блондина, стал мять пальцами чувствительные бусинки.
Еще раз чмокнув в губы, он спустился ниже и облизал левый сосок Наруто, заставив того издать удивленное: «Ах!». Облизнув и чуть прикусив, Ита втянул сосок в рот, теребя другой пальцами. Затем, проведя влажную дорожку языком и губами, стал так же ласкать правую напряженную бусину. Наруто потерялся в этих ощущениях жара и ласки. Он непроизвольно старался подкинуть бедра и потереться пахом об Итачи.
Молодой мужчина понимал, что юноше трудно сдерживаться, поэтому стал опускаться ниже. Целовал крепкий подтянутый пресс, пупок и дорожку, уходящую к паху. Член Наруто был уже возбужден и истекал каплями смазки. Итачи, бросив лукавый взгляд на лицо блондина, чмокнул головку члена, снова заставив хрипло вздохнуть юношу. Учиха стал оглаживать рукой ствол своего молодого любовника. Затем провел языком по все его длине. Наруто хрипло дышал и постанывал от таких острых и приятных ощущений. Поиграв с яичками, Ита втянул головку в рот. Нару на мгновение даже забыл как дышать. Языком Итачи играл с уздечкой, а потом взял в рот так глубоко, как только смог.
Опускаясь вниз и поднимаясь вверх, Учиха рукой перебирал яички и поглаживал основание члена. Вниз, вверх, вниз, вверх. То чуть больше, то беря в рот не полностью. Итачи и сам получал удовольствие от того, что делает приятное своему цыпленку. Наруто стал чуть подкидывать бедра вверх, уловив ритм и желая более глубокого проникновения. Его пальцы сминали простыни.
- Итачи… Ита… я хочу, чтобы ты… кончил вместе со мной… во мне… - между вздохами сумел проговорить Наруто, действительно желая, чтобы Итачи был в нем. Это было чуть страшно, и в то же время желанно.
Учиха отстранился и сел на колени, осмотрев сверху распростертое желанное и разгоряченное тело блондина. Рука его еще поглаживала член Наруто, размазывая смазку и его собственную слюну. Картина действительно была возбуждающей. Итачи не хватало только любриканта – все-таки ночь была незапланированной, а далеко отлучаться не было желания. Что же, Учиха решил использовать то, что есть.
Проведя снизу вверх раскрытой ладонью по шелковистому телу, Итачи большим пальцем очертил нижнюю губу блондина. Наруто лизнул его и втянул в рот. Ита нежно вытянул мокрый палец и подставил указательный и средний. Блондин не до конца осознавал, зачем, но исправно облизывал пальцы любимого, чуть втягивая и посасывая их. Итачи поднял вторую руку и стал сам облизывать свои пальцы. В этом было что-то возбуждающее.
Покинув плен рта Нару, пальцы очертили замысловатую кривую и погладили пах блондина. Наруто неосознанно согнул колени, улучшая доступ Итачи. Влажные от слюны пальцы коснулись сжатого колечка мышц. Второй рукой Учиха вновь стал оглаживать по всей длине член Нару.
- Расслабься, - последовал тихий совет брюнета, когда один из его пальцев скользнул во внутрь.
Чуть подождав, Итачи стал аккуратно массировать мышцы, разрабатывая проход. Вскоре и второй палец присоединился к первому. Чуть погодя третий. Наруто вновь напрягся.
- Нару? – Ита был готов даже отступить.
- Я в порядке… хочу тебя внутри… пожалуйста…
Итачи чуть подождал и вынул пальцы, вызвав легкий вздох разочарования. Сев поудобнее, Ита закинул ноги блондина на свои бедра и подставил головку к разработанному анусу юноши. Чуть нажав, Учиха вошел. Мышцы сначала сжались – все-таки это не три пальца.
Итачи стал медленно входить до конца. Наруто пока не мог определиться со своими ощущениями. Это не было так больно, как тогда, но и удовольствие пока что не ощущалось. Войдя до конца, Ита наклонился и поцеловал чуть сжатые губы, шепча:
- Расслабься, я заставлю тебя стонать от наслаждения, мой цыпленок.
И Наруто посмотрев в черные глаза, обхватил ногами талию любимого и чуть качнулся вперед, призывая к действиям. Итачи, целуя губы блондина, чуть вышел и снова ввел член обратно. Он сел на колени и переместил руки на бедра паренька, чтобы контролировать движения. Назад и снова вперед уже под чуть другим углом. И на третий раз Ита задел простату, заставив гибкое тело выгнуться почти дугой и застонать в голос. Мышцы ануса сжимались от испытываемых блондином ощущения. И Итачи стал наращивать темп. Движения стали более размашистыми, с некоторой оттяжкой. Назад, вперед, назад, вперед.
Наруто стонал и извивался, крепче сжимая ногами талию любимого. Итачи почти опустился на блондина и увеличил темп движений бедрами. Руки Нару тут же обвились вокруг его шеи, а хриплые вздохи и всхлипывания теперь раздавались у левого уха Учиха.
- Ита-а… Ита-а-а…
Входя в желанное тело по самый корень, Итачи стал сцеловывать свое собственное имя с губ любовника. Еще и еще. Движения были резкими и сильными. Член Наруто терся между телами, и блондин не выдержал. С протяжным стоном он излился, забрызгав спермой и себя и Итачи. Брюнет сделал еще несколько резких фрикций в сжимающихся мышцах и также кончил глубоко внутри Наруто, не выходя до последнего.
Итачи лежал на пареньке, вдавливая своим весом в кровать. Дыхание еще не пришло в норму. Сделав последнее усилие, Учиха перевернулся и потянул Наруто за собой. Он пока не вышел, желая как можно дольше продлить это удовольствие.
Чуть пришедший в себя Нару завозился и плоть Итачи выскользнула.
- О-о-о, - протянул Наруто, почувствовав, как из него потекла жидкость, при этом он покраснел. А Итачи хмыкнул с каким-то самодовольством.
Сил на то, чтобы пойти и обмыться, не было ни у одного, ни у другого. Нару, пригревшись, так и заснул на груди любимого. А Итачи малодушно решил не будить его и не вставать, оставив обмывку на утро. Все на что его хватило, так это натянуть на обоих одеяло, и так же забыться блаженным сном полностью удовлетворенного.

@темы: фанфики, итачи/наруто, Наруто, Итачи, Ketsunne