20:55 

Я стёр свою жизнь. Глава 9

Eneriel
Пиздец мировых масштабов в пределе одного человека
Название: Я стёр свою жизнь.
Автор: Eneriel
Соавтор/Бета: Yoshi (читать под катом "плохое слово" т.т)
Персонажи: все канонные по первому сезону.
Пейринг: Саске/fem!Наруто
Рейтинг: R
Жанр: romance, AU(!)
Размер: макси (планируется)
Саммари: Наруто не в состоянии больше осознавать собственную беспомощность. Помощь от Кьюби не может быть бескорыстной, но именно за неё он цепляется с отчаянной решимостью. Возможная расплата - ничто по сравнению с возможностью сделать счастливым себя и одного человека...
Предупреждения: смена пола, OOC Наруто/Саске/всех. А вообще берем в расчёт все возможные предупреждения, так на всякий случай. Мало ли куда автора фантазия закинет. плохое слово
Примечание от автора: Наруто помнит о прошлой жизни и позиционирует себя как парень. Поэтому когда повествование идет как бы от его лица, то его описывают в мужском роде. Все остальные знают, что он женского пола и именно так его и воспринимают.
По поводу главы:
Простите! У меня миллион оправданий. Объем есть, но вычитки НЕТ! Бета не бетила - не видела её уже дня четыре. Последние нарекания исправляла сейчас и.. если нужен будет обоснуй - посвящу отдельную главу. Спасибо.

Лес Смерти. Пятый день. За два с половиной часа до окончания экзамена.
- Я ненавижу этот мир.
Со стороны, до слуха Узумаки донесся несколько нервный, но абсолютно согласный с высказыванием, судя по интонации, смешок младшего Учихи.
Нет, Наруто вовсе не ждал, что его начнут разубеждать или наоборот, поддерживать в столь точном описании отношения шиноби к сложившейся ситуации. Однако, один оптимист на его голову всё же нашелся.
– Я не думаю, что все так уж страшно, Наруто. – начала своим настоятельным тоном Яманака Ино, и тут же возмущенно вскрикнула, стоило ей наткнуться на скептический взгляд сокомандницы, который словно бы говорил «А ты думаешь?». Саске разрывался между желанием рассмеяться от комичности того абсурдного положения, в котором они оказались и.. просто убить кого-нибудь. Например, Нара Шикамару, вместе с его командой, которые, к слову, просто взяли и увязались за ними.
– Это довольно проблематично.
Сеть натирает кожу, оставляя после себя красные полосы. Они попались глупо, потеряв свою бдительность. Место, так неудачно выбранное ими для отдыха перед последним рывком, грозило обернуться им боком. Уже обернулось конечно, но если они не выберутся в ближайшие пол-часа...
И Наруто винил в этом себя. Ведь это была именно его идея. Он должен быть бдительней, должен был… Но эти кошмары совершенно его вымотали, притупили все чувства… Это же надо было так глупо попасться!
Всё вооружение сиротливо валялось в зеленой траве несколькими метрами ниже того уровня, на котором в данный момент приходилось находиться им.
- Чертов день.
- Еще скажи, что он изначально был неудачным для длительных прогулок по лесу.
- Сарказм очень к месту, Саске-кун.
- А чего не так? - смешок. - Это ты у нас будущий астролог, Яманака. Только и делаешь, что прогнозируешь. Или тебя обстановка так вдохновляет.
- Каждый имеет право на безобидное увлечение!
- Выносить мозг просто и со вкусом? Тогда да, конечно, ты в этом вполне преуспеваешь?
- А что, у тебя есть что выносить?
- Наруто, ты на чьей стороне?!
Шикамару вздохнул и пробормотав что то про то, как все проблематично, на пробу подергал веревки, что образовывали славившую их сеть.
- Ну и какой вердикт? - живо поинтересовалась Ино, которая, стоит отдать ей должное, держалась молодцом и отчаянно храбрилась. Что касается Чоджи, то мальчик отвлекся на очередной прием высококалорийной пищи. - Да хватит тебе жевать! Лучше бы подумал, что нам делать!
- Во всяком случае паниковать нам точно не стоит. - философски заметил тот, отправляя в рот очередную порцию чипсов. - А еда помогает сохранять спокойствие.
- То то я смотрю, больно ты спокойный!
- Может хватит орать и привлекать к нам внимание? - буркнул Наруто. - Саске, а ну руки обратно прибрал!
- Я ничего не делаю.
- Ну конечно! Ты просто бесишь меня еще больше!
Помолчали. Где-то закричала птица. Во всяком случае, все дружно понадеялись, что это была птица.
– Я уже говорил, что ненавижу этот мир?
Вопрос был скорее риторическим, чем рассчитанным на конкретный ответ.
Сакура недовольно сопела во сне, пытаясь устроиться поудобнее чем постоянно невольно расшатывала сеть. Что еще можно было сказать в данной ситуации?
Утро встретило их в совершенно ином свете. Первое, что понял Наруто, как только проснулся — что-то было не так. Будучи тяжелым в последнее время на подъем, он не мог похвастаться ясностью мысли по крайней мере в первый час после того, как открывал глаза. По сути все то время, что их команда была в лесу, молодой шиноби полагался исключительно на свои рефлексы, доведенные до автоматизма.
Тем не менее, Наруто всегда очень чутко воспринимал, когда как либо нарушалось его личное пространство. И жаркое дыхание в шею — совсем не то, что можно спокойно игнорировать. Тело среагировало само, выбрасывая плотно сжатый кулак в район чьего-то солнечного сплетения. И в ту же секунду осознавая, что, во первых, удар был сделан даже не в-пол силы, из-за того что рука была ловко перехвачена, а во вторых, что сейчас ему столь нагло ухмыляется ублюдок-чтоб-его-Саске.
А сейчас он делал вид, будто бы обижен на что-то. Причем бесило именно то, что Учиха ясно дал понять «я притворяюсь». Одним своим странным, долгим взглядом прямо в душу. Так не смотрят на друзей.


***
Деревня Листа. После окончания экзамена.

Небо над Конохой впервые за долгое время было полностью скрыто от взора. Не было никакой возможности разглядеть то прекрасное звездное небо, которое появлялось над деревней каждую ночь. Они стали сгущаться еще днем, но тогда никто и представить не мог, что небольшая, казалось бы, облачность, может обратиться вот в это. огромные, невероятно темные, словно налитые свинцом, грозовые тучи. Время стало идти медленнее, словно намеренно замедлило свой ход перед решающим часом. До официального окончания второго этапа экзамена на чуунина оставались считанные минуты. Зал, в котором постепенно собирались молодые шиноби, постепенно наполнялся. Их было много. Намного больше, чем смели надеяться наставники и сам Хокаге. Однако, до сих пор не было видно той команды, на присутствие которой Сарутоби Хирузен рассчитывал более всего. Конечно, это было неправильно — выделять кого-то. Особенно неправильно для того, кому следует быть беспристрастным. Тем не менее, старик чувствовал, что несет ответственность.
Но больше всего его мысли омрачала необходимость принятия того, что помогать им не вправе. По крайней мере до того момента, пока не будет объявлено о завершении второго этапа.
У них было еще четверть часа. А затем он примет требуемые от него меры.
Главное не показывать своих настоящих чувств. Сарутоби знал, что шпионы Корня бдительно следят даже за тем, как он дышит.
Хокаге выпустил облачко густого, белого пахучего дыма. Тень за спиной дрогнула, а сам мужчина ухмыльнулся. Он прекрасно знал, что подчиненные его старого друга просто не переносят запах тех трав, что ему привозят из-за гор.

Мужчина, чье лицо и левый глаз были скрыты столько времени, почти сколько он сам себя помнил, напряженно вглядывался сквозь собственное отражение в чуть мутном стекле окна и пытался что-то разглядеть среди простирающихся, насколько хватало глаз, бесконечных крон густых величественных деревьев, вораст которых наститывал почти что столетие, если не больше. По правде, Хатаке Какаши и сам не знал, что ему хотелось увидеть. Скорее, он старался хоть как то отвлечься от тех тяжелых мыслей, что бродили в его голове. Их всегда было слишком много, но с недавнего времени мужчина слишком отвык от них. Было много причин, чтобы смотреть на прошлое не так, как раньше. Словно вот так же. Сквозь мутное стекло, в котором отражался он сам и трое его сорванцов. Если бы Хатаке мог, то признался бы самому себе — Наруто бы отражалась намного чётче других. Он это чувствовал... Но чтобы признать, насколько привязан? Только не в этом времени. Только не к настолько слабому существу, как ребенок. Его сердце не выдержит снова.Ребят не было.
- Скажи, Какаши.. - Хирузен задумчиво курил свою трубку, все больше погружаясь в тяжелые размышления. - Сколько времени понадобиться нынешнему поколению Анбу, чтобы найти троих подростков на огромной территории леса? Мужчина судорожно вздохнул. Он тоже об этом думал, но старик Хокаге опередил его.
- Если бы Вы позволили... - начал было Хатаке, но его остановила поднятая раскрытая ладонь старика. Тот выпустил облачко белоснежного дыма.
- Я не могу позволить тебе искать их самолично. Спокойный, размеренный тон лидера всех шиноби деревни Скрытой в Листве заставил мужчину дрогнуть. Всего на секунду, но ему почудилось... Словно ему зачитывают смертный приговор. Такой голос идеально подходил для подобных заявлений. Пробирающий до самых отдаленных участков разума, заставляющий понять и осознать, без малейшего права на надежду. Он ясно дал понять Какаши, что его не просто ставят перед фактом, а пресекают даже право помыслить о непослушании.
Не то чтобы бывший анбу частенько грешил неповиновением прямым приказам. По правде, мужчина никогда не перечил воле тех, кому ему приходилось подчиняться. Да, бывало, приходилось делать это, сжав зубы и проклиная самого себя. Первоклассные шиноби не должны знать, что в мире существует слово «непослушание».
- Я могу рассчитывать на твое благоразумие, Хатаке Какаши? - режущий, предупреждающий взгляд.
Тем не менее... Когда в дело вмешивались личные чувства, мужчина не мог найти в себе силы переступить через низ.
-Какаши? Или просто растоптать. Но именно это всегда могут сделать за него самого. Невольно мужчина опустил взгляд в пол, не в силах встречаться с жестким взглядом старика. Слишком тяжело. Еще никогда с времен своей юности, Какаши не осознавал свою беспомощность настолько сильно.
- А остальные дети? - голос звучал хрипло и надломленно. Но спросить хоть что то было просто необходимо.
- Удивлен, что ты спрашиваешь. - теперь тон Хокаге был скорее веселым, но стальные нотки никуда не исчезли, а будто укрепились в каждом звуке. - В основном это те, кто был достаточно некомпетентен или же глуп, чтобы пожелать ознакомиться с содержанием добытых свитков. С ними все в порядке. Они проснуться, как только истечет время.. То есть уже через несколько минут. Их также подберут и доставят сюда члены отрядов анбу. Воцарилось молчание. Тишину нарушал лишь выдыхаемые стариком облачка пахучего дыма. Какаши снова повернулся к окну. Пусть даже они не прошли, но мужчина все равно похвалит их, когда дети вернуться. В конце-концов, было слишком взваливать на своих ребят такую ответственность, как экзамен на чуунина. Во всяком случае, Какаши подготовит их лучше к следующему году. Жизнь только начинается и она не может состоять только из удач. Падения предусмотрены. Любой жизненный поворот может закончиться как лучше так и хуже. Все можно пережить. Но самое паршивое, что то самое «хуже» только начинается.

***
Им удалось сбежать из этой глупой, поставленной на новичков ловушки. Шикамару, переборов свою вселенскую лень после хорошего пинка от Узумаки, все таки сориентировал товарищей на тему того, что им нужно делать. Оказавшись на твердой земле, все шестеро лишь переглянулись друг с другом и не сговариваясь, разбежались в разных направлениях. Саске, не задумываясь задал стремительный темп, совсем забыв, как всего минуту назад переживал за Наруто и её более чем болезненный вид. Шиноби стремительно продвигались к первоначальной цели, выжимая из себя все возможности. Светловолосая девочка слишком сильно сосредоточилась на спине Учихи, заставляя себя бежать и не заметила торчащий из земли крупный корень. Коротко вскрикнув скорее от неожиданности, она пропахала несколько метров почвы. И так и осталась лежать.
- Наруто!
Саске подбежал к ней, не в силах даже вздохнуть из-за охватившего его в секунду страха. Сакура взволнованно присела рядом.
- Она ведь.. ведь уже в первый день выглядела плохо.. – тихо сказала девочка в пустоту.
Кивнув было, младший Учиха дернулся, когда его взгляд зацепился за что то фиолетовое, мелькнувшее в волосах подруги. Дротик?
Боль прошила шею, отдаваясь покалыванием в кончиках пальцев. Рядом охнула Харуно, падая на землю с затуманенными, неестественно расширившимися глазами.
Нападение было ожидаемым… Но их правда застали врасплох.
***
Лес Смерти. После официального окончания экзамена. Безымянная пещера.

Сознание возвращалось рывками, одновременно разрывая голову болью. «Неужели я все таки вырубился?» - досадливо подумал Узумаки, поражаясь странному ощущению легкости. Шея неприятно саднила. Мальчик дернулся, тут же замирая от покалывания, стремительно распространившегося по телу. В мозгу щелкнула догадка. Подобные симптомы были очень характерны либо для весьма специфического заболевания… Что само по себе было глупо – будучи джинчурики, Наруто просто не мог им болеть. Подобную опасность еще в зародыше пресек бы Лис, который любой вирус, что появлялся в его сосуде, незамедлительно выжигал. Либо после принятия сильного усыпляющего средства.
Боль в шее наталкивала на мысль о дротике.
Наруто понял, что его везение закончилось еще в самом начале, когда действительность начала кардинально расходиться с теми знаниями, что остались у шиноби из прошлой жизни. Сейчас ему всего то оставалось признать это, прекратив обманывать самого себя.
И для начала следовало открыть глаза, чтобы окончательно убедиться в том, что все старания полетели к чертям. Проблема была в том что как никогда чем сейчас Наруто хотелось побыть трусом. Просто продолжить лежать пластом, и мысленно убеждать непонятно кого в том, хищные желтые глаза напротив всего лишь злая шутка воспаленного, уставшего разума. Не то чтобы шиноби совсем уж надеялся добраться до штаба в сердце леса Смерти без явных проблем. Но чего уж таить – совершенно точно хотел в это верить. Узумаки на пробу приоткрыл правый глаз, тут же определяя место, в котором находился. Нет, они находились. Темная и сырая пещера, освещенная несколькими тусклыми факелами. Идеальное пристанище для змеи. Мальчик поморщился. Не дай Ками, чтобы страшная догадка подтвердилась.
- Отлично сработано, мой дорогой друг.
Понятно, боги решили побыть сегодня немного глухими. Единственный открытый пока глаз резануло странными бесформенными очертаниями во тьме, словно отливающие багрянцем.
Наруто дернулся всем телом, но не смог даже пошевелиться. Все его тело было опутано оковами непонятного происхождения, а также просто увешан сдерживающими чакру печатями. Нет.. поглощающими. Эти куски разрисованной бумаги накапливали чакру Узумаки. Собирали, чтобы переполнившись, взорваться от любого мощного всплеска силы. «Неплохо обезвредили» - зло подумал он, глазами ища источник голоса.
– Ну наконец-то мы встретились, Саске-кун. – от тона мужчины Наруто едва сдержал рвотный позыв. «Противный старик с замашками педофила..» - сдавленно пробормотал он себе под нос. И тут же пожалел об этом. Теперь в поле зрения змеиного саннина попал и он сам. Хотя удивление во взгляде смотрелось более чем странно.
– А это кто у нас? Ты выглядишь довольно знакомо, дитя…
Узумаки пожал плечами.
– Не имел чести знать своих родителей, чтобы подтвердить Вашу догадку, господин преступник.
Приложив усилия, Наруто смог сесть. Не совсем удачно, но начав было заваливаться, боком он ощутил тепло исходящее от придвинувшегося Саске. Такая малость отчего то добавила смелости.
- Вы выглядите стрёмно, Орочимару-сан. - наблюдая за мужчиной исподлобья, сказал Наруто, просто чтобы не молчать. Парализованная страхом Сакура метнула на него взгляд, посмотрев, как на сумасшедшего. И Наруто в принципе был с ней солидарен. Здоровые на голову люди не дерзят, когда им страшно. Немного холодная ладонь сжала его собственную. Наруто дернулся, поворачиваясь. Саске. - Как нехорошо. - насмешливо смотря на них сверху вниз, покачал головой змеиный саннин. - Такая юная, а уже научилась дерзить. Будь у меня чуть больше времени, я бы поучил тебя хорошим манерам...
Угроза. Прикрытая напускным добродушием, но от этого еще более жуткая.
- Чертов старпёр! Развяжи меня, поганый любитель змей!
Саске невольно поморщился. Его неимоверно коробило каждый раз, когда Наруто использовала грубую форму речи. То есть почти всегда, когда подруга открывала рот, будучи раздраженной или злой. Из чего следует, что Саске находился в диссонансе со своими чувствами к ней и банальным терпением большую часть времени, которое они проводили вместе. Но именно сейчас он не мог отрицать того, что все сказанное ею было более чем кстати. Потому что странный человек — Орочимару, или змеиный саннин — так назвала его Узумаки — выпал в осадок. Реакция его не была похожа на ту, которую Учиха наблюдал у людей, впервые столкнувшиеся с таким зарядом негатива и грубости исходящие от маленькой, выглядевшей на первый взгляд вполне невинно, девочки. Скорее в жутких глазах проскользнуло немалое удивление пополам с узнаванием. Причем явно приятным, так как всего на долю секунды желтизна сменилась теплым янтарем. - Скажи, дитя, не состоишь ли ты в родственных связях с некой Цунаде Химе?
Наруто прервала поток ругательств и удивленно вылупилась на мужчину.
- П..предположим. - очень несмело, заикающимся тоном, согласилась она. - Насколько я знаю.. Это более чем дальнее родство.
Мужчина ухмыльнулся. Он и сам видел, насколько сильно была разбавлена кровь семьи Сенжу. Но больше его удивляло то, что девочка отвечала ему.
- Насколько дальнее? – спросил Орочимару снова, не особо рассчитывая на ответ.
- Ну, её бабушка была второй дочерью брата прадеда моей мамы. Из.. клана Узумаки.
- Клана?
Саске не узнал свой голос.
Наруто скорее догадался, чем понял, что Саске закрыл его своим телом. Самого Узумаки парализовало. Слишком отчетливо он увидел картины прошлого. Того прошлого, которого никогда и не было, но кошмары о котором продолжали его мучить. Вот Саске пронзают тысячи ледяных игл. В этой реальности не было даже битвы на мосту. Вот к шее Учихи стремится голова жуткого монстра. Наруто не понимает, когда именно вцепляется в Саске мертвой хваткой, не в силах даже зажмуриться от страха.
- Наруто?..
Учиха чувствует, как сильно его держат. Даже если бы он захотел — то не смог бы освободиться из захвата дрожащих, обманчиво-слабых рук маленькой куноичи. Орочимару не понимает, почему до сих пор не сделал того, ради чего проделал весь этот путь и предпринял столько уловок для поимки детей. Из прошлой ловушки им удалось сбежать, но мужчина даже был рад этому. Сеть должна была всего лишь задержать их, сбить с толку и заставить насторожиться еще больше. Такими их было гораздо проще поймать в настоящую ловушку.
- Как.. мило. - не удержался он. Но похоже, что комментарий, высказанный настолько сладким тоном, который должен был окончательно вогнать ребятишек в ужас, остался без должного внимания. Младший Учиха, так рьяно бросившийся на защиту своей дерзкой подружки, сейчас пытался повернуться к ней лицом с целью успокоить. Третий член команды, девочка с длинными ярко-розовыми волосами, застыла восковой фигурой в дальнем углу клетки, судорожно обнимая саму себя за плечи. Её полу-мертвые глаза смотрели насквозь. Вся та жизнь, что в них осталась, была сосредоточена на мысли о том что их спасут. Когда истечет время, в лес будут высланы опытные шиноби, чтобы отыскать тех, кто не дошел. И было уже все равно, что они провалились. Ведь главное — это выжить, верно?
- Наруто? - снова позвал девочку Саске. - Ты меня слышишь?
«Конечно, не слышит.» - отругал он сам себя мысленно. «Нужно срочно что-то сделать. А то она кажется...» - Глупая! - дернувшись, мальчик что есть силы встряхнул подругу. — Немедленно начни снова дышать!
Его кто-то звал. Так отчаянно, что было бы просто бесчеловечно не услышать и сделать вид, словно этого человека не существует. Но Наруто не мог ответить на зов. Грудную клетку просто разрывало заходящееся в бешенном ритме сердце, но стеклянные глаза гипнотизировали призрачный фантом, который был порожден исковерканным сознанием. Теперь он переменился и Наруто держал в своих руках мертвое тело своего друга, которого он так и не смог вернуть домой. Мертвых тел было много. Повсюду. Одинаковые проекторы, единая армия... Шиноби. Тогда они впервые за долгое время бились плечом к плечу. И Саске дрался спиной к его спине. Тоже впервые за долгое время. И это было правильно... - Наруто!
Труп не может трясти за плечи и призывать прийти в себя, верно?
Зрачок сузился, возвращая её глазам первозданную синеву. Саске не сдержал облегченного выдоха, прижимая девочку к себе еще крепче, согревая подрагивающее тело. Из горла вырвался злобный, протяжный рык. Зрачок сузился, становясь вертикальным и окрашиваясь в темно-бардовый, словно налившись кровью.
Орочимару не мог бы наверняка утверждать, что именно побудило его поступать настолько нетипично для самого себя. Разумом мужчина понимал, что любое промедление, самая короткая заминка в действиях, спутает все его планы. Они по сути уже были подпорчены.
«Не понимаю, чем я думал когда соглашался прислушиваться к каждому его совету.» - недовольно пробурчал Орочимару глубоко в голове, жалуясь себе на самого же себя. Саннину очень захотелось скосить взгляд на фигуру в плаще, что притаилась в темной части пещеры, чтобы дать понять – я думаю о тебе и ты в опасности.
Полы ярко-алой ткани слегка шуршали, выдавая, что тот, кто за ней скрывается, пусть осторожно, но что-то делает. Конечно же, находившимся здесь было невдомек, чем так увлечен этот таинственный человек – да и человек ли? Но кое-кто… Вернее та, что чувствовала на себе его холодный, расчетливый взгляд, не смогла бы сказать об этом. Все что ей оставалось – безысходность от осознания, что твоя жизнь и твоя воля сейчас запечатана в чьих-то руках.

@темы: фанфики

Комментарии
2013-03-23 в 17:56 

Я ДОЖДАЛАСЬ!!! Спасибо автор, а Орочи странный но классный = )

URL
2013-04-01 в 07:37 

Красный дракончик
Как сложно жить, как трудно сдаться ...
Я тоже дождалась))) Урааа, товарищи! Ожидание того стоило, надеюсь, следующая прода будет такой же вкусной, и Саске нас всех поразит на повал своими выходками хД
Браво, автор,очень порадовали. :woopie:

   

Посиделки с Кицуне

главная